Зенитно-ракетные санкции

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и президент США Дональд Трамп, на заднем плане - выгрузка С-400 из Ан-124 в Турции, фотоколлаж

Самолётами Ан-124 «Руслан» и Ил-76 ВКС РФ на военный аэродром близ турецкой столицы доставляются компоненты российских зенитно-ракетных систем. Их развёртывание в боевой порядок займёт несколько месяцев. Межгосударственный контракт о приобретении Турцией современных средств ПВО и ПРО заключён в сентябре 2017.

Четыре дивизиона С-400 по 8 установок в каждом способны на единовременный залп 128 ракетами по всем типам аэродинамических и баллистических целей. С вероятностью поражения от 80 до 99 %. На удалении до 400 км и при скорости цели в 15 раз выше звуковой.

Самолёты F-15 и F-16 развивают скорость в 3-4 раза меньше, «невидимый» F-22 – в 6 раз, «невиданный» F-35 медленнее в 8 раз. Крылатые ракеты Tomahawk звуковой порог не преодолевают.

Турецкие власти намерены защитить наиболее важные объекты собственной страны. Попытка военного переворота трёхлетней давности выявила критические бреши в противовоздушной обороне Турции и в подходе «союзников» к уважению турецкого конституционного строя. Драматичные события июля 2016 показали отсутствие потенциала сбить даже одиночный самолёт мятежников – тем более эскадрильи их исключительно наглых покровителей. Которые выжидали итогов мятежа и отказались поддержать легитимных турецких политиков – включая опытного и памятливого Р. Т. Эрдогана.

Россия предлагает иностранным клиентам оружейные системы, которые им необходимы, с учётом собственных интересов клиентов.
США предлагают то, что уже есть на складах U.S. Army – с учётом только своих интересов.
Турция стала первым государством мира, получившим С-400 без приёма на вооружение его предшественника С-300. Стоимость российско-турецкого контракта составила 2.5 млрд. $, с частичной сборкой установок на месте. В прошлом году турецкие военнослужащие начали обучение зенитным премудростям на объектах МО РФ.

График практической реализации ПВО-ПРО-соглашения строго соблюдается, вопреки многолетнему и грубому нажиму Вашингтона на Анкару.

Глава турецкого государства охарактеризовал сделку по С-400 «важнейшим соглашением в современной истории Турции, оно обеспечивает мир и безопасность».

Вторая по военно-техническому потенциалу и стратегическому значению страна НАТО покупает сложное и новое вооружение у «изолированной и агрессивной» России. Получает возможность контролировать собственное небо, впервые за 65 лет пребывания в альянсе. Добивается отмены своего участия в программе F-35, то есть уплаты MAGA-поборов за сомнительный по балансу цена/качество истребитель. Демонстрирует суверенность во внешней политике не только лишь регионального уровня.

В июле 2019 года власти США оказались в пренеприятнейшем положении голого короля из сказки Андерсена – причём по собственной инициативе, без зловредного влияния ушлых проходимцев. Ловушка соткана американскими же усилиями и состоит из десятков угроз в турецкий адрес. С грубым лейтмотивом «Не сметь своё суждение иметь, и наказ наш соблюдать С-400 не брать!»

Официальный Вашингтон анонсировал тяжёлые и разноплановые санкции против Турции за покупку российских комплексов ПВО и ПРО. Апеллировал к их несовместимости с другим вооружением стандартов НАТО. Возмущался усилением российского влияния на ключевую страну альянса. Пытался защитить от враждебного изучения секреты F-35 и т.д.

Однако диктат не подействовал. Залпами торговой войны 2017-2018 Турцию устрашить не удалось – как и заинтересовать покупкой альтернативных ЗРК «Patriot».

Возможно, ввиду «патриотичной» бесполезности при пусках одиночных и кустарных йеменских ракет по саудовским трубопроводам и аэропортам (!)

Быть может, из-за американского желания продать порядком устаревший и неэффективный ЗРК по фирменному троекратном тарифу.

Но скорее из-за невольной откровенности властей США – которые прямо назвали дивизионы С-400 «угрозой американской безопасности» и не желали вести с Анкарой равноправный диалог при ущербности собственных позиций.

Каким образом сугубо оборонительные системы угрожают американской безопасности в 10.000 км от границ США? Независимым от американского управления куполом ПВО и ПРО на другом краю планеты? Сложностями оккупации отдельных районов Сирии и поощрения антитурецких сепаратистов? Расставанием с базой передового базирования ВВС США в турецком Инджирлике? Провалом MAGA-маркетинга по продвижению F-35 – сначала в Турции, а далее везде?

Но ведь об этом было давно известно и отражено в официальных документах оборонного ведомства США. В бюджетном запросе Пентагона на 2019 год (оформлен осенью 2018) английским по белому написано:

«ВМС США необходимы 206 млн. $ для поиска новых поставщиков отдельных комплектующих истребителя F-35 Lightning II ввиду вероятного применения санкций к некоторым нынешним поставщикам иностранной юрисдикции…»

Турция участвует в программе F-35 более 10 лет, вложила в проект порядка 200 млн. $ и является единственной, кого угрожают отлучить от дефективного «Пингвина». К зависти прочих акционеров исключительного авиазоопарка…

Какие именно зенитно-ракетные санкции США введут против непокорной Турции, озвучат на этой неделе. На столе у Дональда Трампа находятся целых три пакета рестрикций – словно три напёрстка перед хитрым шулером. Но призового шарика, выгодного для американских интересов, под санкционными напёрстками нет.

Наилучшим вариантом для слабеющего гегемона будет милостивое забвение турецкой строптивости и попытка сохранить сделку по F-35.

Турецкая география позволяет разместить колченогие «невидимки» вдали от столичной Анкары, от строящейся российскими специалистами АЭС и тем более от турецкого Курдистана – от наиболее вероятных мест дислокации С-400. На дистанции гарантированной невидимости для радаров российских «Триумфов», т.е. 600-700 км. Тем самым удастся сохранить декларативное единство НАТО, доходность программы F-35, базу в Инджирлике и влияние США на региональные процессы ради собственных эгоистичных интересов.

Важно отметить, что интересы российского военно-технического превосходства в области ПВО и ПРО надёжно защищены. За месяц до отгрузки установок С-400 в Турцию начато серийное производство нового поколения средств запрета вражеского доступа – систем С-500.