Запуск «Турецкого потока» и транзитной печали

Церемония завершения строительства морского участка «Турецкого потока»

19 ноября 2018 года закончилось строительство морского участка газовой магистрали между Россией и Турцией. Вопреки саботажу евробюрократов и сложностям российско-турецкого взаимодействия в сирийском конфликте «Южный поток» де-факто состоялся. Пусть и под другим названием и пока с меньшей производительностью.

В церемонии завершения укладки морской участка «Турецкого потока» приняли участие президенты В. В. Путин и Р. Т. Эрдоган. Главы двух государств пришли к схожим выводам о влиянии черноморского инфраструктурного проекта не только на региональную энергетику.

В. В. Путин отметил превращение Турции в европейский газовый хаб, что позитивно отразится на геополитическом положении страны. Р. Т. Эрдоган назвал запуск TürkAkım событием исторического масштаба. Примечателен график газовых поставок по новому трубопроводу – он совпадает со сроками поставок в Турцию российских зенитно-ракетных комплексов С-400.

«Турецкий поток» строится рекордными темпами и поразительно спокойно – если вспомнить громы и молнии, вздымающие муть вокруг «Северного потока». Впрочем, эффективность исключительных громовержцев далека от былой разрушительности.

Возведение TürkAkım началось всего полтора года назад, при длине трубопровода в 1.100 км (950 км в Чёрном море!), с глубинами подводного маршрута до 2.2 км. Строительство и комплексная подготовка магистрали к запуску продолжаются. Готова первая нитка мощностью 15-17 млрд. м3 в год – для нужд турецких потребителей. Завершена морская часть работ второй очереди, предназначенной для потребителей южноевропейских.

Дальнейший транзит ежегодных десятков миллиардов кубометров российского газа пройдёт либо через Болгарию и Сербию, либо через Грецию и Италию. Позиции компаний из «старослужащих» стран ЕС выглядят предпочтительнее – исходя из финансовых возможностей, объёма внутренних рынков, «несуществующего» лобби в Брюсселе и уже реализуемого трубопровода из Греции в Италию.

Но и оба варианта газового распределения вполне возможны. Из общеевропейского (включая Турцию) потребления голубого топлива в 545 млрд. м3 российская доля достигла 205 млрд. м3 и продолжает расти. Сама Еврокомиссия исповедует принцип «Больше коннекторов, хороших и разных!» В кои-то веки можно и соблюсти принципиальность.

Безусловным последствием запуска «Турецкого потока» становится отказ Анкары от транзитных поставок природного газа по сухопутному кольцу – через Украину, Румынию и Болгарию. С 2003 года завершения «Голубого потока» газовый экспорт с обогащением посредников поэтапно снижается. При повышении общих объёмов поставок «Газпрома» в Турцию. На данный момент половина турецких закупок (16 млрд. м3) уже осуществляется по кратчайшему маршруту – с минимизацией затрат, технологических и прочих проблем.

Через год турецкие компании смогут импортировать из России 32 млрд. м3 по двум черноморским газопроводам и перепродавать в ЕС до 10 % от этого объёма.

В день завершения работ по укладке морского участка «Турецкого потока» и приговора транзитной роли Украины профильные чиновники евроассоциированной страны сделали сразу три публичных заявления.

Словно разъясняя – как монополисту российского газового транзита, обладателю географических, технологических и кадровых преференций, владельцу уникальной по мощности ГТС удалось превратить свои преимущества в груды невостребованной рухляди.

Глава «Нафтогаза» и любящий сын премиально-богатой маменьки огорчён «нежеланием европейских инвесторов покупать нашу газотранспортную систему за 14 млрд. долларов»

Предварительно сделав максимум возможного для превращения означенной ГТС в аналог ракетного крейсера «Украина». Корабль стоимостью сотни миллионов долларов ржавеет у причала третье десятилетие. Его можно либо продать России (за один рубль), либо порезать на металлолом.

Глава украинского экспертного (!) Совета по газовому рынку и газовой промышленности советует «привлечь европейских операторов к управлению нашей ГТС – иначе будет трудно заставить «Газпром» сохранить значимые объёмы прокачки через Украину…»

Видимо, стоимость и перспективы гiдной ГТС оценивали такие же «эксперты». В рыночных условиях и тем более в долгосрочных энергетических отношениях понятие «заставить» не работает. С тем же успехом можно заставить Турцию продолжить газовый транзит через Украину. Или заставить США субсидировать украинскую энергетику. Или заставить Россию разобрать Керченский мост. Однако киевское руководство боится обмолвиться на данную тему при любых переговорах на высшем уровне.

Глава «Укргаздобычи» оценил ресурсную базу своего ведомства впятеро выше достоверных значений. А именно в 800-900 млрд. м3, вдохновившись анекдотом министра энергетики США. Тот сравнил подопытную страну с Техасом, где добывается половина американского сланцевого газа. У нас такого газа, как гуталина у дедушки кота Матроскина, загрузим ГТС и без транзита – доверительно сообщил инвесторам безответственный руководитель.

С 2014 года несколько западных компаний провели изыскания на десятках газовых площадок Украины и ничего достойного извлечения не нашли. Фирмы Royal Dutch Shell и Chevron вышли из украинских сланцевых проектов. Фееричному прогрессу не помог даже приход сына вице-президента США на руководящую должность в компании Burisma.

Увы – но в Восточной Европе нет месторождений нетрадиционного газа, рентабельных для освоения. Чиновники осваивают победную риторику и коррумпированную хитрость. В десятки раз завышая ресурсную базу на словах и премии себе, любимым, на заграничных счетах. К слову, подтверждённых украинских запасов природного газа – всего 200-250 млрд. м3. Ежегодная добыча равна 19-21 млрд. м3. Дальше «думайте сами, решайте сами», как пелось в пока что разрешённой киноленте.

«Турецкий поток» и вторая часть «Северного потока» вводятся в эксплуатацию уже через год. На энергетической карте Европы появляются сразу два новых газовых хаба. Северный в Германии с годовым объёмом 55-60 млрд. м3 и Южный в Турции – с объёмом от 15 до 30 млрд. м3.
Суммарный транзит российского газа через Украину в 2017 году составил 94 млрд. м
3 и принёс незалежной казне 3 млрд. $. В три раза больше «кредитной щедрости» вожделенного транша МВФ и в десятки раз больше всех иностранных инвестиций на постмайданном пространстве.

Самое время заставить себя признать неизбежное и попытаться сохранить хотя бы часть транзитных доходов – не прячась за ультрапатриотичными фантазиями и сланцевыми иллюзиями.