Закольцованность эстонской энергетики

Электростанция в Эстонии

Энергетическая самодостаточность самой маленькой прибалтийской страны базировалась на трёх факторах – индустриальном, административном и геологическом. И так распорядилась злодейка-судьба, что эстонских заслуг в структуре собственной энергетики немного, а как реформировать всю систему – абсолютно непонятно и через 30 лет восстановленного суверенитета.

Залежи горючих сланцев появились на территории Эстонии 400-500 миллионов лет назад.

Их изучение и освоение осуществлялось в первой половине XX века, но промышленный уровень достигнут в середине столетия – то есть уже стараниями «оккупационной» советской власти.

С 1946 по 1974 гг. построены сланцевые шахты и карьеры, сланцеперерабатывающий комбинат в Кохтла-Ярве, торфобрикетный завод в г. Ору и две мощные тепловые ГРЭС около Нарвы. Разумеется, их модернизировали и оптимизировали, разбавляли солнечно-ветровыми симулякрами «зелёной альтернативы» и вздымающимися прямо в чистое будущее графиками.

Однако и в 2019 году практически всё эстонское электричество генерируется сланцевой промышленностью. Казалось бы, можно смело смотреть в завтрашний и даже послезавтрашний век. Только разведанных запасов ценных пород сланца кукерсита достаточно на десятки лет. Горючие сланцы Эстонии объявлены стратегической отраслью – они обеспечивают 4 % ВВП, около 10 % (!) квалифицированных рабочих мест и 85-95 % (!!) генерации электроэнергии. При этом энергетические потребности страны стабильны благодаря деиндустриализации европейской периферии.

Показателен пример Таллинского машиностроительного завода, выпускавшего полную номенклатуру машин и механизмов для извлечения и переработки горючих сланцев. Также завод обеспечивал потребности всего нефтегазового комплекса СССР в теплообменном оборудовании на 25 %!

При отсталом и лапотном царизме на ТМЗ трудилось 440 человек.

При тоталитарном советском угнетении персонал ТМЗ превысил 2.000 человек.

В свободной европейской Эстонии на Таллинском машиностроительном заводе работают 17 (семнадцать) человек, занятых обслуживанием и ремонтом былых свершений…

Сланцевая генерация Эстонии попалась в двойную ловушку требований Евросоюза, политических и экологических. В политическом отношении необходимо разорвать единое кольцо БРЭЛЛ – прибалтийские «тигры» уже 15 лет обитают в вольерах НАТО и ЕС, но всё ещё мяукают в унисон с российским дрессировщиком! В отношении экологическом следует беречь природу от всяческих вредностей, связанных с переработкой ископаемого топлива. Как можно спорить с такими указаниями, столь удачно совпадающими со стереотипной пропагандой эстонских «элитариев»?!

К сожалению, сжигание сланцевых пород неизбежно означает загрязнение окружающей среды. В куда большем размере, чем от природного газа, нефти и даже угля! Вопреки действительно значимым усилиям властей и концернов энергетического сектора сланцевая промышленность Эстонии генерирует не только киловатты.

Из 11-12 млн. ежегодно сжигаемых тонн 4.5-5 млн. тонн в виде токсичной золы складируются в Эстонии – это 75 % всех отходов маленькой страны.

Более 70 % парниковых газов «производится» эстонскими тепловыми электростанциями, сланцевыми шахтами, карьерами и комбинатом.

В технологиях извлечения и обогащения сланца используются сотни тысяч тонн воды (90 % эстонских расходов), загрязняющей грунтовые и поверхностные водоёмы, наносящих необратимый ущерб водной циркуляции.

Более 1 % территории страны официально непригодны для жизни ввиду наличия сланцевых предприятий.

Отказ Эстонии от сланца – вопрос времени, уже принципиально решённый в Брюсселе. Если Литву давно заставили демонтировать потенциально опасную АЭС, то Эстония уже проявила чудеса изворотливости по сбережению тепловых выхлопов, водного дисбаланса и организации зольных отвалов. Таллин способен лишь оттягивать ответ, убийственный для национальной энергетики. Особенно с учётом разрыва кольца БРЭЛЛ и возможности свободно обмениваться электроэнергией с РФ.

До обострения российско-европейских отношений после воссоединения Крыма с РФ выход прибалтийских стран из единой энергосистемы использовался как шантаж России: «Как вы будете обеспечивать потребности Калининградской области?»
За минувшие пять лет Россия построила и запустила в эксклаве три крупные ТЭС, работающие на газе и угле, а также СПГ-терминал. Теперь Калининград не зависит от транзитной милости – зато энергетика шантажистов оказалась закольцованной в экологических стереотипах, политических вихрях и практическом бездействии.

Россия уже поставляет свою электроэнергию в Прибалтику – через биржу Nord Pool, то есть посредством рыночных механизмов и со строгим соблюдением европейских нормативов.

Эстония уже в этом году обязана закрыть четыре самых старых блока (из 18) на своих сланцевых электростанциях – за годы независимости построен же лишь один, и тот на субсидии ЕС.

Эстонская компания Eesti Energia уже сократила 500 сотрудников и готовится распрощаться с 1.300 специалистов «ввиду неблагоприятных процессов на рынке электроэнергии».

Эстонские власти уже готовятся обложить российские киловатты входящими пошлинами – а ведь расплачиваться за них новыми тарифами будут эстонские потребители.

Эстонское руководство уже отказалось от тестирования собственной готовности к разрыву БРЭЛЛ и обратилось к РФ и Белоруссии. С просьбой «изыскать возможности сохранить хотя бы часть электрического перетока» даже после вынужденного расставания с БРЭЛЛ. Да-да, кольцо уже засияло экономическими гранями.

Президент Эстонии уже посетила Кремль – полтора месяца назад и впервые за восемь лет. Министр эстонской экономики уже побывал на Петербургском экономическом форуме, впервые за десять лет. Между прочим, соблюдая парламентские рекомендации. Эстонские законодатели в июне 2018 провели специальное заседание и подвели итоги работы столь же специальной комиссии. Комиссия и парламент решили, что «следует определить сроки выхода Эстонии из сланцевой генерации и принять конкретные меры по сглаживанию негативных последствий…»

Меры предпринимаются – в Эстонии упразднены дотации ветровым электростанциям, отменены льготы для фотопанелей, ведётся активный диалог по многим энергетическим направлениям. Откуда в Прибалтику будут поступать мегаватты электроэнергии. Оптимальными представляются «особые отношения с Россией» по финскому образцу и с финским прагматизмом.

Эстонский отказ от сланцевой отрасли при этом вполне могут обосновать проблемой безопасности. Две крупнейшие ГРЭС находятся… всего в 2-3 километрах от границы с Россией! Покупка электричества российского происхождения в Финляндии или на бирже Nord Pool существенно укрепляет атлантическое единство и лишает потенциального агрессора очевидного целеуказания.

Особенно при записи дополнительных энергетических расходов в уже впечатляющий военный бюджет миниатюрной Эстонии.

ПОДЕЛИТЬСЯ: