Загадка трубопровода East Med

Соглашение об активизации регионального энергетического сотрудничества, президент Кипра Никос Анастасиадис, премьер-министр Греции Алексис Ципрас, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху.

В конце ноября 2018 года на глобальном энергетическом рынке заключено эпохальное соглашение. Правительства Израиля, Кипра, Италии и Греции договорились построить самый протяжённый морской газопровод на максимальной глубине и в сейсмически нестабильных районах.

Проект называется East Med, отличается рекордными габаритными размахами и удивительной беспечностью относительно источников своего функционирования и безопасности. По крайней мере, официально.

Средиземноморская магистраль мощность 10 млрд. м3 призвана обеспечить Южную Европу израильским газом. Маршрут East Med состоит из следующих участков:

  • 200-230 подводных километров от израильского шельфа до острова южной части Кипра;
  • 700-750 подводных километров от Кипра до греческого острова Крит;
  • 400-420 подводных километров от Крита до материковой Греции;
  • Около 600 сухопутных километров через всю Грецию до смычки с газопроводом TAP на берегу Эгейского моря.

Есть нечто общее в описанном маршруте с броском подводно-торгового поезда из Украины на азиатские рынки. Железнодорожный прожект будоражил общественное внимание и благополучно позабыт.

Стоимость East Med предварительно оценивается в 7 млрд. $, что сразу делает честь оптимизму оценщиков. Непрерывный подводный газопровод «Северный поток» обходится в 10 млрд. $ – длина же нового проекта в полтора раза больше, глубины трубоукладки достигают 2.2 км по сравнению с 0.1-0.2 км у балтийского «собрата». Если можно включать в одну энергетическую семью реальные и виртуальные газопроводы.

С 2011 года чиновники Израиля, Кипра, Италии и Греции встречаются в ежегодном режиме – регулярно подписывая меморандумы о газовом изобилии и финансовом достатке всех заинтересованных сторон.

В 2015 году Евросоюз впервые выделил 2 млн. € для изучения целесообразности средиземноморского газопровода.

Интенсивность рандеву заинтересованных сторон и пиар самой протяжённой газовой магистрали кратно возросли.

В минувшем 2017 году Евросоюз ассигновал на нужды East Med уже 100 млн. € с аналогичным (разумеется, симметричным) эффектом.

Источником наполнения East Med является единственное израильское месторождение «Левиафан». Это теоретически мощная газовая формация, открытая ещё в 2009 году. И до сих пор промышленным образом не разрабатываемая.

Сроки «укрощения» «Левиафана» переносятся с завидным постоянством. В светлое будущее диверсифицированных энергопотоков для нужд ЕС и конкурентных цен на топливо – почему-то стабильно растущих, вне зависимости от мировых котировок, геологических открытий и технологических инноваций.

Средиземноморский газопровод планируется построить к 2025 году, прокладка морского участка (1.300 километров) займёт 1.5 года.

В ближайшие несколько лет предстоит выяснить действительно важный вопрос – есть ли шансы поставлять катарский, иранский или российский газ в ЕС через средиземноморский углеводородный хаб. Других достойных вариантов наполнить «рекордную» магистраль в регионе пока не открыто. Отказ Израиля от нескольких десятилетий газового самообеспечения ради интересов ЕС практически ничтожен.

Такова главная загадка East Med, от неё зависит решение второстепенных ребусов.
Какие солидные энергетические концерны примут участие в амбициозном трубопроводе.
Каков список инвесторов, готовых выложить 7-12 млрд. $ за проектное воплощение.
На каких заводах разместят рекордный заказ в 250.000 трубных секций, каковы условия контракта с трубоукладочными фирмами и т.д. и т.п.

Сложные проекты с миллиардной стоимостью не базируются на одном месторождении. Чья суммарная мощность в самом лучшем случае покроет 20 лет работы газопровода, а стоимость выкачиваемого газа станет шокирующим антирекордом. При таких-то капитальных вложениях только в «трубу»!
На площадке «Левиафан» пока не извлечено и кубометра «голубого» топлива. Израиль всего несколько лет как вошёл в число газодобывающих стран – и все 7 млрд. м
3 добываемого газа тратит на собственные нужды.

Если главная загадка East Med не содержит рациональных решений, проект обречён на бумажно-медийной существование.
Пока Евросоюз оплачивает исследования новых путей доставки энергоносителей, пути будут плодиться – как и сроки их воплощения сдвигаться.