Ядерное обострение в Персидском заливе

Президент США Дональд Трамп и президент Ирана Хасан Рухани, фотоколлаж

Антииранские действия руководства США имеют одно несомненное достоинство – они последовательны и даже предсказуемы. Ещё на разогреве предвыборной кампании 2016 года Д. Трамп возмущался «ужасной сделкой с Ираном, которую следует разорвать как можно скорее». Называя «ужасными» снижение ядерной напряжённости в самом взрывоопасном регионе планеты, редчайший пример консолидированной и успешной работы всех постоянных членов СБ ООН и практическое улучшение качества жизни у десятков миллионов людей.

Таков подлинный, причём кратковременный, эффект от заключённого летом 2015 года Совместного Всеобъемлющего Плана Действий (СВПД) по ядерной программе Ирана. С участием России, Китая, США, Франции, Великобритании, Германии и самой ИРИ.

Усилия новой американской администрации на протяжении полутора лет соответствуют управляемой эскалации напряжённости вокруг ИРИ. С целью спровоцировать финансово-экономический кризис и социальный взрыв в строптивом государстве. Дабы добиться его политической капитуляции без открытой интервенции, в идеале – вовсе без милитаристских инструментов. По хронологии исключительной выходки из ядерного соглашения можно изучать эгоизм внешней политики США, свободный от либерального камуфляжа и демократического антуража.

Президент США отвечает за международную деятельность, Конгресс лишь выборочно контролирует его инициативы через бюджетные окуляры. Иран вот уже 40 лет откровенно враждебен США и вместо коленопреклонённой покорности ставит на колени морских пехотинцев США, «случайно» заплывших в территориальные воды ИРИ. Американское участие в СВПД сопровождалось компромиссом между исполнительной и законодательной властью.

Каждые три месяца главнокомандующий U.S. Armed Forces обязан лично заверять конгрессменов – всё хорошо, прекрасные маркизы, СВПД совпадает с национальными интересами США.

Весной и летом 2017 года ядерное соглашение с Ираном было выгодно национальным интересам США, о чём славный своей общительностью Д. Трамп скороговоркой уверил конгрессменов. Слишком шаткой была позиция «агента российских хакеров» на вершине американской власти, слишком мощными нападки либероидной оппозиции, слишком зияющими прорехи в малочисленных рядах соратников. Иран втянулся сразу в две региональные боевые кампании, но добился в них либо существенных успехов (в Сирии), либо оперативного пата с просаудовской коалицией в Йемене.

В 2016-2017 гг. американские выпады против ИРИ ограничивались медийным пространством, дипломатической вознёй и гибридными операциями. Укрепление внутренних позиций и надёжность тыла – обязательное условие для наступления. Угроза насильственного отстранения Д. Трампа от должности спала только после провала расследования Мюллера и по итогам промежуточных выборов в Конгресс США осенью прошлого года.

Но зачистка тылов от внутренних врагов имеет свою цену – усиление ястребиного влияния в администрации президента США и общей агрессивности во внешней политике. С выводом агрессии за пределы исключительных границ, с подготовкой к международным авантюрам экономически-финансовых ударов.

В октябре 2017 власти США признали ядерное соглашение с Ираном опасным и вредным для американских интересов. Иран был обвинён в том, что следует букве достигнутых договорённостей, но не их духу – то есть никаких фактов нарушения Ираном СВПД не было! Что в 2017, что в последующие годы! На что имеются заключения десятков инспекций МАГАТЭ и уверенность всех остальных участников «сделки». Включая трёх ближайших евроатлантических партнёров США – Великобританию, Францию и Германию.

В мае 2018 власти США вышли из СВПД в одностороннем порядке и ввели санкции против энергетического и банковского секторов иранской экономики. С льготным полугодовым периодом для основных покупателей иранской нефти.

В ноябре 2018 власти США продлили дозволение покупать иранскую нефть последний раз и пригрозили покупателям вторичными санкциями за сотрудничество с опасным Ираном. Импортировать энергоносители следует из более достойных стран, забрызганных маниакальными убийствами в дипломатических представительствах.

В апреле 2019 года влиятельная военно-политическая структура, Корпус Стражей Исламской Революции, объявлена американскими властями террористической – сообразно духу провокаций, без подкрепления голословных обвинений. В ответ иранское руководство отнесло к террористам Центральное командование ВС США, с базами в нефтяных монархиях Персидского залива. А террористов можно уничтожать без специального оповещения, беспилотные каратели и прочие экзекуторы имеются не только в исключительном распоряжении.

В мае 2019 в Персидский залив направлен американский авианосец «А. Линкольн» с эскадрой сопровождения и несколько бомбардировочных эскадрилий ВВС США – ввиду агрессивных намерений иранских сил ПВО.

В мае 2019 введены новые американские санкции против металлургической промышленности Ирана – чего не отмечалось за 40 лет борьбы однополярных ястребов за гегемонию на Ближнем Востоке.

В мае 2019 Иран оповестил других участников СВПД о частичном выходе из соглашения и готовности полностью его разорвать через 60 дней. Если иранские интересы, гарантированные в рамках международного права, не будут учтены за указанный срок.

Таким образом, в июле 2019, Иран сможет вернуться к разработке ядерного оружия как единственной гарантии государственного суверенитета, что прекрасно видно на примере КНДР. Баллистическими средствами доставки ОМП и позиционными районами ПВО над стратегическими объектами Иран уже обладает. Как и технологическими возможностями ежегодно производить от 3 до 7 плутониевых бомб мощностью в несколько Хиросим каждая.

В зоне Персидского залива возродился источник регионального конфликта с опаснейшими опциями – радиоактивного заражения густонаселённой местности и блокады самого значимого для глобальной экономики канала топливных поставок. Возродился в рамках американской стратегии управляемой дестабилизации Ирана и блестящей изоляции от неамериканских проблем.

Последствия хаотичных и эгоистичных действий Белого дома способны нанести социально-экономический урон ИРИ. В среднесрочной мирной перспективе вероятно ужесточение иранской внешней политики и дальнейшая фрагментация западного единства. Как видно из новостной хроники, от наглого давления не застрахованы могучий Китай, союзники по ЕС и НАТО, скромная Венесуэла, безъядерный Иран, ракетно-ядерная Россия, причём в произвольных комбинациях.

Разработка эффективных инструментов для нивелирования торгово-финансовых санкций США становится актуальнейшей задачей международного сообщества.