Весенние вехи провокационного позора

Фотоколлаж

Весной нынешнего года политическая теория ложных обвинений обогатилась несколькими эпизодами практического фиаско. В различных условиях, с различным размахом, спецификой и прицелом – но с неизменным провалом самой сути обвинений.
Вехи провокационного позора расположились в британском Солсбери, сирийской Думе и украинском Киеве.

4 марта 2018 года городок Солсбери должен был лишиться всего населения в 45.000 человек. Вполне посильная задача для запредельно смертоносного и невероятно засекреченного боевого отравляющего вещества. Особенно при внезапном применении БОВ в тихом, мирном, ничего не подозревающем и совершенно неподготовленном населённом пункте.
Однако коварные злодеи сумели оставить ворох изобличающих улик, но не смогли совершить и точечного убийства. Обречённые жертвы поражения специальным сверхтоксичным газом полностью поправились. Сам факт отравления подтверждается исключительно красноречием специально отобранных британских чиновников. Джентльменам и леди принято верить на слово, специальность у них такая…

Ответные меры британского правительства заключались в высылке российских дипломатов и в принуждении союзников к подобному демаршу. Надо признать, принуждение удалось. По совершенно дикому допущению «Это сделала Россия, других правдоподобных объяснений нет!»состоялась депортация 300 дипломатических работников РФ и 30 западных стран. Причём сама Великобритания лишилась 73 своих представителей в нашей стране и от дальнейшего конфликтного обострения межгосударственных отношений воздержалась.

За минувшие три месяца стал очевиден саботаж британского расследования инцидента в Солсбери – дабы в процессе оперативных действий полиция, разведка и контрразведка не разоблачили друг друга. Королевские власти сосредоточились на экспроприации капиталов российского происхождения и на визовых санкциях против граждан РФ. Для чего фейковый «Новичок» и его чудесно спасшиеся реципиенты без надобности.
Достаточно политической воли и конфискационного закона, прозорливо принятого… в январе нынешнего года. За два месяца до провокации в (лаборатории «Портон-Даун» и штаб-квартире МИ-6) тихом и мирном Солсбери.

7 апреля 2018 потрясённую мировую общественность потрясло ещё больше – в пригороде сирийской столицы снова убивают людей химическим оружием!

Highly likely, травит сограждан действующее правительство – оно побеждает в затяжной гражданской войне и само проживает в Дамаске!
Highly likely, десяток региональных держав, отмороженные террористы и местечковые людоеды вне подозрений!
Highly likely, необходима решительная реакция и немедленное наказание!

Возмездие прилетело менее чем через неделю, сотней крылатых ракет и корректируемых авиабомб с кораблей и самолётов США, Великобритании, Франции. Разумеется, без расследования, изучения ситуации, опроса очевидцев, экспертных заключений, соблюдения международно-правовых процедур. Но удивительное дело – от мощного залпа универсальной демократии никто не погиб, не был разрушен ни один важный объект. Собственно, и в самой сирийской Думе от «химической атаки» 7 апреля никто не пострадал – сообщения об отравлении не подтвердились и на гран.

Фальсифицированная токсичность породила столь же фальсифицированное возмездие. Однако капитуляция антиправительственных группировок в САР стала массовой именно после декоративных залпов хвалёными «Топорами»! Вместо наказания сирийских властей получился приветственный салют их победе в самой кровопролитной войне современности.

Кровопролитной, разрушительной и ужасной по целому комплексу причин, в том числе из-за усилий US Army. При штурме сирийской Ракки (июнь-октябрь 2017) американские ВВС и артиллерия поубивали тысячи мирных граждан, ранения получили около 5.000, город лежит в руинах и до сих пор не восстанавливается. Ещё не все тела погибших в прошлом году преданы земле! Ежедневно в Ракке срабатывают противопехотные мины, по своему действию достойные определения противодетские…

Таковы данные международных правозащитников из Amnesty International, которые несколько месяцев изучали последствия штурма, посетили 40 участков бывшего фронта и взяли показания у 120 свидетелей.
Highly likely, американское командование принесёт извинения за сохранение свидетелей в зоне своего огневого поражения. Там, где нет твёрдых гарантий безнаказанности – нет и убийственной активности исключительных «демократий».

Вершина провокационного фарса покорилась киевским реформаторам в конце мая 2018 года. Заурядный (бюрократ Бубликов) журналист-правдоруб сначала был убит в подъезде собственного дома. Пещерная русофобия «погибшего» представителя древнейшей профессии взбаламутила широкую кампанию осуждения его убийц.

Highly likely, они скрываются за восточной границей многострадальной Украины. Их опознали по выстрелам в жертвенной спине и по возмущённому отрицанию своей причастности к злодеянию. Их, к огромному сожалению, нельзя бомбить – но уж покарать санкциями/депортациями/истерикой можно!

Вакханалия Je Suis Babchenko продолжалась всего сутки, после чего предмет вселенской скорби ожил и даже потребовал 50.000 $ за эксклюзивное интервью. «Убийство» агента украинской охранки организовали внештатные сотрудники СБУ под строгим надзором сотрудников штатных. Любой элемент неожиданности был исключён пошаговым выполнением режиссёрских указаний и разгоном медийной буффонады.

Потрясающий по разоблачительному скудоумию эпизод в Киеве позволил взглянуть на операции в Солсбери и Думе под новым углом.

Они перестали убивать по-настоящему. Хотя всего несколько лет назад совершенно свободно оставляли горы трупов в Сирии (химатака в Восточной Гуте, август 2013), прореживали антагонистов РФ в Великобритании (13 странных смертей с 2006 года), сжигали десятки людей в Одессе и расстреливали своих же сторонников на евромайдане.

Они боятся убивать по-настоящему. Они попросту боятся – не столько своих провозглашённых врагов, сколько доверенных соратников и улыбчивых союзников.
Они боятся своего поражения вопреки всем преступлениям недавнего прошлого. Они доподлинно знают, кто на самом деле убивал. Кто способен к ликвидации невинных людей, их убийц, вольных и невольных свидетелей.
Они боятся попадания в морг и прикрываются от старухи с косой клоунскими колпаками.