Великобритания: споры о прошлогодних выборах

Джереми Корбин и Тереза Мэй

Менее года назад в Великобритании состоялись внеочередные парламентские выборы. Их инициировала правящая консервативная партия, дабы увеличить собственное влияние в законодательной среде. Дабы подтвердить верность Brexit-курса и пока что незаметные выгоды от расставания с ЕС. Дабы свести к минимуму потенциал оппозиции в лице лейбористской партии и её неформатного руководителя Джереми Корбина.

Месяц назад лейбористский лидер усомнился в каноничной версии отравления в Солсбери, две недели назад возмутился ракетной агрессией против Сирии, два дня назад изумился правительственным квотам по высылке британцев тропического происхождения. Да и на протяжении всей своей политической карьеры выступал противником всяческих войн за демократию и карательного насаждения либерализма.

Разумеется, взгляды и убеждения Дж. Корбина никак не повлияли на его причисление к агентам враждебной державы накануне первомайских праздников.

В момент роспуска британского парламента (18 апреля 2017 года) инициатива правящих кругов выглядела совершенно оправданной. Популярность консерваторов достигла рекордно высоких 47%, доверие к лейбористам упало до 25%. Однако результаты голосования второй год подряд стали для тори обескураживающими.

8 июня 2017 года все три миссии досрочных выборов были блистательно провалены. Консерваторы потеряли 12 депутатских мандатов, хотя и сохранили относительное большинство в 318 голосов. Лейбористы нарастили парламентское влияние на 30 голосов, хотя и остались в оппозиции с 262 депутатами. Издержки и потери от Brexit пришлось влачить по-прежнему правящей консервативной партии – только прямые компенсации от Лондона Брюсселю оценены в 40 млрд. €.

Потребовалось объяснение новым и грядущим трудностям – благо методика отвлечения общественного внимания обкатана на заокеанском полигоне.

28 апреля 2018 года опубликован полный текст доклада американских конгрессменов о российском вмешательстве в президентские выборы. На 240 страницах обстоятельно и бездоказательно рассказывается, что вмешательство было. Коварные русские совершали кибератаки на политические институты, раскидывая на серверах шапки-ушанки, расставляя на компьютерах матрёшки и пустую стеклотару из-под известного крепкого напитка. А также сеяли смуту, смятение, недоверие и раскол посредством общения в социальных сетях.
Приводится даже количество смутно-смятённых сообщений (10.000), чрезвычайно опасных на фоне миллиардов других высказываний за время избирательной компании в США.

Американский конгресс не нашёл свидетельств сговора команды Трампа с русскими хакерами. Приписал угрозы американской демократии полностью вымышленным персонажам, создающим хаос из природной вредности и без высокопоставленных агентов.

В тот же день 28 апреля 2018 года ряд британских СМИ при поддержке одного университета опубликовали своё исследование прошлогодних парламентских выборов. Как легко догадаться, условное поражение консерваторов связано с безусловной активностью российских сеятелей недоверия и раздора во всемирной паутине вообще, в её британском сегменте в частности.

Британские учёные и журналисты сообщают, что ими обнаружены 6.500 Twitter-аккаунтов сомнительного происхождения, с критическими отзывами о Т. Мэй & Co. В данном сервисе коротких сообщений насчитывается более одного миллиарда четырёхсот миллионов аккаунтов, из них 330 миллионов регулярно активны.
Журналисты и учёные проделали огромную работу – немудрено, что она заняла почти год. Журналисты и учёные перекопали устаревший контент со сказочным энтузиазмом и с фантастическим усердием. Журналисты и учёные призывают руководство Twitter поддержать их единственно верные выводы, как 25 западных стран поддержали высылку российских дипломатов без малейших на то причин.

Авторы преступных сообщений агитировали против королевских консерваторов и указывали на подлинные промахи в работе их руководства. Например, на казусы Шотландии и Гибралтара – эти регионы отвергли Brexit с результатом 62 и 95 процентов соответственно, теперь их силком из ЕС извлекать?!
Возмущались массой публикаций о провокации в Солсбери и мизерным освещением массового насилия в уездных британских городах – где счёт сломанным судьбам идёт на тысячи, а насильники скрываются под смрадным покровом этнотолерантности и властной трусости. Говорили о сокращении полицейских патрулей, о пренебрежении к техническим средствам обеспечения безопасности во время деятельности Т. Мэй на посту министра внутренних дел. С апреля по июнь 2017 года в Великобритании произошло три резонансных теракта. Что повлияло на популярность правящих кругов прискорбным образом, как и другие результаты политики тори.

Прослеживается явная аналогия с антитрамповским расследованием в США, где подлинность махинаций штаба Х. Клинтон не оспаривается и её сторонниками. Угрозу представляют не махинаторы и аферисты, а критики в социальных сетях! Это они навязывают британцам чуждое мнение и ложные ценности. Причём делают это с поразительной эффективностью для иностранных проходимцев в стране с 800-летней демократической историей…

В апреле 2017 года лейбористов во главе с Дж. Корбином поддерживали около 8 миллионов подданных Её Величества.
В июне 2017 года партия получила 12 миллионов 875 тысяч голосов – ровно 40% от числа активных избирателей.
Каждый из 6.500 виртуальных Твиттер-аккаунтов изменил электоральное мнение 750 реальныхбританцев.
То есть для гарантированной победы на парламентских выборах в Великобритании достаточно создать 8-9 тысяч Twitter-активистов. Если только другая сторона не обнаружит аналогичную армию у оппонента и не выведет соперника с недоармией за ушко да на божий свет.

Многоопытный политический боец и лидер лейбористов Джереми Корбин парировал прозвучавшее обвинение в тот же день. Пусть по принципу «Сам дурак!», но разве дегенеративные манипуляции консерваторов рассчитаны на интеллектуалов?!

Лейбористы полагают, что «с высокой долей вероятности российские усилия связаны с поддержкой консерваторов», благоволите оправдываться. Тем более что именно консерваторы продвигали референдум по Brexit и досрочные парламентские выборы.

А что результаты обоих голосований оказались противоположны планируемым, так это опять вина русских хакеров. Если уж самым токсичным ядом не могут отравить всего двух гражданских лиц, застигнутых врасплох, чего ожидать от управления сложнейшими общественными процессами. Только смуты, смятения, недоверия и раскола по удобно расположенным внешним причинам.