Варвары над Кёнигсбергом

Британский бомбардировщик Avro Lancaster и сожжённый Кёнигсберг, август 1944 года

В Польше стартовали мероприятия, приуроченные к началу Второй мировой войны 80 лет назад. Юбилей используется польскими властями не только для продвижения эгоистичного дискурса о героических обидах прошлого, но и для конкретной выгоды в настоящем. Едва узнав об отмене визита Д. Трампа, президент Польши обрушил град претензий на… Германию. Немецкий руководитель свою покаянную поездку отменить не посмеет – пусть узнает о польских репарационных требованиях из первых уст, оказавшись в дипломатическом цейтноте!

В эти же дни почти незамеченной осталась другая памятная дата – 75 лет двухсерийному налёту английской авиации на Кёнигсберг, ныне Калининград. Бомбардировки привели к многотысячным жертвам и сильнейшим разрушениям центральных городских районов.

Из хроники, воспоминаний очевидцев и официальных документов очевидно:

  • За пять лет Второй мировой Кёнигсберг избежал значимых авиационных и любых иных военных ударов. Его несколько раз атаковали советские ВВС силами одного звена (максимум 10 самолётов), в основном из соображений информационного противостояния. К осени 1944 Кёнигсберг оставался тыловым и безопасным городом. Примерно как Хиросима или Нагасаки – отличная площадка для горячих экспериментов…
  • Союзная стратегическая авиация не беспокоила крупнейший транспортный узел Восточной Пруссии при подготовке и проведении советского наступления в Белоруссии (с июня 1944). Когда нарушение нацистских коммуникаций могло оказать действенную помощь Красной Армии.
  • Авиация советская специализировалась на боевой работе в прифронтовой полосе и выжиганием целых городов не занималась в принципе. Города скорее спасались – как древний Краков, избавленный от тотального разрушения в январе 1945, занятый без налётов и артударов, вопреки масштабному минированию. О таких операциях «советских оккупантов» в страдающей Польше вспоминать не принято?

Операция британских ВВС против Кёнигсберга впервые предусматривала использование напалмовых бомб в Европе. Мощные каменные и бетонные укрепления города абсолютно устойчивы к горящему загущённому бензину, чего не скажешь о многоквартирных и частных домах. Напалм эффективен при атаках на гавани, верфи и корабли – но им заливались восточные и центральные городские районы.

27 августа 1944 года этим занималась армада из 174 бомбардировщиков Avro Lancaster, сброшено 420 тонн боеприпасов.

30 августа 1944 налёт совершили 173 «Ланкастера», с учётом фотосъёмки и прочих разведданных предыдущей бомбардировки. Применялись зажигательные бомбы нескольких типов для организации «Напалмового шторма на узких улочках», сброшено 480 тонн боеприпасов.

Вторая штормовая попытка удалась. Через полгода её повторили в Дрездене и Токио (ВВС США). В Кёнигсберге были разрушены соборы, церкви, рынки, университет и около половины жилой застройки – что официально признавалось британским командованием и смаковалось островными СМИ! Величайший британский политик XX века сэр. У Черчилль оценивал итог налётов с бухгалтерской откровенностью:

«Никогда раньше такому количеству наших самолётов на столь большой дистанции не удавалось нанести столько разрушений за такое короткое время…»

Сконцентрированные на жилой застройке бомбардировки неизбежно сопровождаются массовой гибелью гражданских лиц, при ночных атаках – вдвойне, при атаках беспрецедентных – втройне. Разумеется, во Второй мировой войне гибли безвинные – «Лес рубят – щепки летят!»

Но союзная авиация целенаправленно наносила удары исключительно по гражданским объектам. Пожары в Кёнигсберге не стихали несколько дней, из-под завалов извлечено более 4.000 тел мирных жителей. Множество трупов остались погребенными под руинами и впоследствии приписывались уличным боям.

К 1 сентябрю 1944 года 200.000 горожан лишились жилья. Из 370-тысячного населения перед бомбардировкой. В центральные (самые населённые) районы было невозможно зайти после их полного выгорания – камень был слишком раскалённым, а смрад слишком удушливым. Ущерб объектам культурного наследия не поддаётся учёту.

Большинство современных европейцев ассоциируют руины Кёнигсберга с безжалостным возмездием Красной Армии – но 80 % городских разрушений на совести европейских британцев.

В августе 44-го все форты и казармы, бастионы и равелины Кёнигсберга уцелели – иначе как отбивать советский штурм и наносить урон союзнику! Получите развалины в дополнение к собственным и лишние тысячи «похоронок»…

27 и 30 августа 1944 года королевским командованием были осуществлены акты преднамеренного геноцида гражданского населения столицы Восточной Пруссии. Никакого военного смысла налёты не имели, оборонительный потенциал Кёнигсберга от них не пострадал. Ущерб для железнодорожных вокзалов и морского порта оказался минимальным.

В моральном же смысле был достигнут эффект, противоположный декларируемому – немецкое население и комбатанты получили ужасающее доказательство вражеского варварства. Причём варварства т.н. «цивилизованной» страны, чего же ожидать от краснозвёздных восточных «дикарей»? Будем биться насмерть, другого выхода нет.

За авиационный геноцид города никто даже не извинился. Определённая категория наших дорогих западных партнёров понимает и опасается расплаты исключительно в буквальном смысле. Не пора ли предъявить им счёт или хотя бы задуматься о финансовом аспекте бомбоносных преступлений? Для начала – за историческое и прекрасно документированное прошлое, для повышения адекватности в настоящем.