Украинский кризис запрещённых терминов

Служба безопасности Украины

В украинском медиа-пространстве получил известность совместный документ – авторства бойцов невидимого фронта и сотрудников эфирного регулятора. Служба безопасности Украины и Национальный комитет по телевидению и радиовещанию любезно указывают одному телеканалу на фатальные ошибки его журналистов и скверно проинструктированных гостей. Указывают в официальном номерном письме, со всеми потребными печатями, штампами и подписями. Указывают на словопреступления – нарушение закона путём использования криминальных терминов и смысловых конструкций.

СБУ и НКТР требуют от телеканала NewsOne исключить из всех ток-шоу и программ следующие «клише вражеской пропаганды»:

  • Россия защищает свои интересы;
  • Мир не признаёт Россию агрессором;
  • На Украине идёт братоубийственная война;
  • Партия мира и партия войны относительно политических партий Украины, особенно правящих;
  • Механизм раскола православия относительно автокефалии УПЦ КП.

И неважно, что «клише вражеской пропаганды» отражают реальное положение дел и часто используются западными СМИ для описания обстановки в подопытной стране. «Клише» следует исключить на стадии формулировок. В идеале – добиться стойкого отвращения аудитории при одной мысли о «партии войны», «наличии российских интересов» или «праве РФ их защищать».

Прогрессивное и полезное начинание СБУ и НКТР опирается на принципиальную позицию нынешнего главы украинского государства:

«Как президент и гражданин я четыре с половиной года своей каденции делал все, чтобы защитить свободу слова!»

А также на действующее законодательство, на многолетнюю практику вольных взглядов на закон сквозь хрустальный шар коррупции и на жгучее желание нынешних «реформаторов» сохранить власть.

Что же можно продать горячо любимому народу перед электоральными урнами, кроме универсального пакета с гречневой крупой? За четыре с половиной года триумфальной каденции набралось всего три товарных позиции – сакральный безвиз, аналогичный томос с пометкой Скоро и борьба с виртуальной российской агрессией.

Потому надо защитить наивных избирателей от свободы слова как минимум и от возможности критически мыслить как максимум.

Поэтому в европейски ориентированной Украине запрещены российские поисковые системы, социальные сети, почтовые сервисы, сериалы, кино, артисты, книги и т.д. Офисы строптивых СМИ блокируются и периодически поджигаются, журналистов бьют и убивают, кровопролитие тут же «расследуют» на провластных каналах и никогда компетентными органами.

Потому по мере приближения к выборам президента (весна 2019) и парламента (осень 2019) уровень информационной изоляции и воинственного псевдопатриотизма будет только нарастать.

Для чего список запрещённых СБУ терминов следует радикально и решительно расширить, ибо нынешний уровень расхлябанного плюрализма опасен для наци-безопасности и сбережения политических доходов.
Из очевидных фраз так и просятся под пресс табуирования:

  • Рост тарифов ЖКХ;
  • Кабальное ярмо МВФ;
  • Сотни успешных реформ;
  • Демографическое бегство через все границы;
  • Двукратное превышение смертности над рождаемостью;
  • Рейтинг поддержки нынешних властей обвалился/достиг/рухнул;
  • Идеалы майдана, революция достоинства и общенародное вече;
  • Победа над коррупцией и олигархией, система независимых судов;
  • Государственную задолженность в любом случае придётся погасить;
  • Увеличение/наличие товарооборота/пассажирского сообщения с Россией;
  • Миротворцы (заграница/Евросоюз/США/диаспора) нам помогут в любых комбинациях;
  • Запрет русского/венгерского/польского языка нарушает законы и европейские обязательства Украины;
  • Блокады Крыма и ненависть к Донбассу – залог территориальной целостности и общенародного процветания.

Среди многочисленных талантов СБУ и НКТР наверняка найдутся опытные цензоры семантики и мастера заплечного устранения потенциально опасных выражений. Способные найти угрозу в сотнях других устойчивых фраз, мешающих развитию и прогрессу. Тем самым весь содержательный контент можно загнать в прокрустово ложе идеологии Roshen и обеспечить полную очевидность вкладов избирательных бюллетеней.

Промедление и так слишком затянулось, цензура созрела для перехода в терминальную стадию запрета сотен терминов. Разумеется, исключительно из благих побуждений и чтобы не напал злобный агрессор. Который уже «напал» пять лет назад – лишний раз демонстрируя своё коварство, проблему свободных формулировок и адекватного взгляда на окружающий мир.