Украинский кризис законодательного распада

Верховная Рада Украины

Верховной Радой Украины принят закон о реинтеграции особых районов Донбасса – хотя вернее его назвать законом о государственной дезинтеграции. Парламентский акт принят в большой спешке и подавляющим здравый смысл большинством голосов. Депутаты слились с президентской администрацией в трогательном единстве, за целостность карьеры и доходов. Законодательный тост 18 января с.г. имеет много общего с тостом застольным. Бравурные пожелания всяческих благ при обильных горячительных возлияниях приводят только к ухудшению здоровья и усиливают распад организма.

Новый закон проливает бальзам на души ура-патриотов, утомлённых в семи котлах Донбасса и вываренных в четырёх годах успешнейших реформ. Россия названа страной-агрессором, а ДНР и ЛНР – оккупированными ею регионами. Названа на законодательном уровне. Как говорил молодой, обаятельный и нетрезвый доктор Лукашин из популярного советского фильма: «Это документ, между прочим!».

Новый законодательный документ даёт право украинской армии воевать на украинской территории через 3 года и девять месяцев после начала преступной АТО, проводимой силами той же украинской армии.
Новый законодательный документ классифицирует ЛНР и ДНР как «оккупационную администрацию Российской Федерации», отсекая любую возможность диалога и компромисса Киева с Донецком и Луганском.
Новый законодательный документ призван реинтегрировать ЛНР и ДНР в состав Украины путём введения санкций против РФ. Причём провозглашать санкции будут украинские власти, а вводить (себе же в ущерб) другие государства.
Новый законодательный документ снимает всю ответственность за судьбы миллионов жителей ДНР и ЛНР с киевского руководства – в том числе ответственность финансовую и моральную. «Они будут сидеть в подвалах», как выражался инициатор документа несколько лет назад. В 2018 году стоит задуматься, только ли жителей ЛНР и ДНР имел в виду шоколадный гарант конституции.
Новый законодательный документ столь же эффективен, как борьба с украинской олигархической коррупцией силами коррупционных олигархов.

Однако гораздо интереснее не набор популистских благоглупостей в новом законе, а лакуны в его тексте и в головах его авторов.

Закон о реинтеграции Донбасса НЕ признаёт ДНР и ЛНР террористическими организациями. В таком случае против кого четвёртый год идёт Антитеррористическая операция?
Закон о «российской агрессии» НЕ обязывает украинскую исполнительную власть разорвать дипломатические отношения с Россией. Хотя именно таков первоочередной и элементарный шаг при любой иностранной агрессии и тем более при оккупации части страны.
Закон о «российских оккупантах» НЕ требует от самих законодателей отменить (или попытаться скорректировать!) Договор о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между Россией и Украиной, преспокойно действующий с 1997 года по сей день.

Закон расставания с Донбассом НЕ упоминает Минских соглашений – базовой основы мирного урегулирования на востоке Украины, одобренной Советом Безопасности ООН и всеми европейскими странами. НЕ предусматривает амнистии для бойцов ополчения, что прямо сказано в Минске-2. НЕ легализует проведения выборов в ДНР и ЛНР, что прописано в тех же Минских соглашениях. НЕ стыкуется с конституционным оформлением особого статуса Донбасса.
Закон расставания с Донбассом наделяет президента полномочиями военного диктатора. Ликвидирует парламентский контроль над АТО, пусть и существовавший только на бумаге. И дарует украинскому правительству право (но не обязанность!) возобновить социальные выплаты в зоне АТО. Непосредственно в закрома «агрессоров и оккупантов», надо полагать.

Между тем дружеский агрессор и оккупирующий партнёр продолжает наращивать товарооборот с обездоленной Украиной. За 11 месяцев 2017 года – четвёртого года коварной агрессии и предательской оккупации! – украинский экспорт в РФ вырос на 11%, а украинский импорт российских товаров увеличился на 38%. Сохраняя торговый дисбаланс объёмом 3 млрд. $ в пользу России.
Ещё 3 млрд. $ предстоит отдать согласно вердикту лондонского суда по евробондам.
Ещё 2 млрд. $ следует выплатить после решения стокгольмского арбитража по газовому контракту.
Ещё около миллиарда долларов придётся заплатить непосредственно «Газпрому» за поставку 4-5 млрд. м3 летучего топлива в рамках правила «Take or Pay».
И порядка 7 млрд. $ украинские реформаторы обязаны внести на счета западных кредиторов. Все перечисленные суммы – в наступившем 2018 году, на большинство выплат начисляются штрафы и пени. Например, на два «газовых» миллиарда – 600.000 $ в день.

Законотворчество украинских парламентариев узаконивает распад постмайданного государства, готовит почву для электоральной кампании, фундамент для насильственных выпадов против ДНР и ЛНР. Киевскими реформаторами грубейшим образом игнорируются Минские соглашения. Налицо издёвка над правами и свободами миллионов человек, живущих, вернее, выживающих в ДНР и ЛНР. Попытка сказать «остаточно прощевай» миллионам нелояльных граждан, восстановительным расходам, чувству вины и ответственности за «реформы». Намерение оттянуть банкротство крупной европейской страны после дефолта в декабре 2015 года.

Поиск внешней причины серьёзнейших внутренних проблем столь же типичен, как и алкоголизм. И приводит к столь же плачевному результату.