Украинский кризис властных кровопийц

Резиденция президента Украины в Киеве, ул. Банковая, 11

В конце августа 2018 года главное ответственное внешнеполитическое лицо Украины сделало ряд важных заявлений. Для самого лица и для возглавляемой им страны важность заявлений направлена в противоположные стороны.
Лицо пустилось во все тяжкие ради сохранения президентской должности.
Страна ощущает тяжесть решительных реформ, дополняемую грузом предвыборной активности главы государства.

Сменщик Януковича В. Ф. извинился за своё невыполненное обещание к прошлой президентской компании. Хотя не выполнил все посулы весны 2014 года. Но попросил прощения за один – за обязательство прекратить карательную операцию в течение нескольких часов.

Преступное АТО не удалось завершить за несколько часов, потому что в августе 2014 на «героев» иловайского котла напала «регулярная армия РФ».
Да, без свидетельских и материальных доказательств нападения.
Да, без фиксации спутниковыми и прочими шпионскими чудесами коллективного Запада.
Да, на пятом месяце АТО (один месяц в среднем состоит из 720 часов).
Да, при тщательном планировании операции лучшими военными штабами и с массовой отвагой всех участников позорного разгрома избежать не удалось.

Возникает резонный вопрос – с кем воевала украинская армия на Донбассе с апреля по август 2014 года?
Если армию российскую главнокомандующий кондитер обнаружил только под Иловайском? С признанием «агрессии» спустя четыре года?
Что же ты раньше молчал о сути и подробностях вторжения, господин хороший?
В кого приказывал стрелять «доблестным» nazi-батальонам с преданными-приданными частями ВСУ? В инопланетных пришельцев? В сказочных оборотней? В подземных зомби?
Или всё же в собственных сограждан – поначалу требовавших всего лишь автономии и уважения своих прав вполне мирными способами?

Какова была реакция постмайданной власти на якобы открытое иностранное вторжение? Прекращение авиационного сообщения, визовые ограничения российских артистов, книжные табу, языковые нормативы для шоу-бизнеса и т.п.

В то время как в практике межгосударственных отношений существует набор сложившихся мер по отношению к внешнему врагу, даже при его абсолютном силовом превосходстве.
Разрыв дипломатических отношений и торговли, закрытие границ и отзыв сограждан из вражеского стана – лишь наиболее очевидные из них. Далее возможно введение осадного положения в крупных и прифронтовых городах, положения военного по всей стране, перевод экономики на милитаристские рельсы и т.п.

В практике межгосударственных отношений нет примеров лидерства «агрессивных» инвестиций в экономику «жертвы» вопреки всем грозным обещаниям пострадавшей стороны.
В первой половине нынешнего года на Украину поступило 1,27 млрд. $ акционерного капитала – из них 34 % от российских инвесторов!
На втором месте с 10 % офшоры Кипра, нет ли здесь ещё одного признака вражеского вторжения?

В практике межгосударственных отношений нет примеров обращения к дружественным иностранным государствам – охраняете наши торговые корабли и восстанавливайте разрушенные нами города. Украинские политики подобных просьб не стесняются, специально отозванные из западных столиц дипломаты ими уже занимаются. Голландии предложено снабжать и обеспечивать Краматорск, Греции – Мариуполь, Германии – Северодонецк и т.д.

От НАТО ожидается конвойная флотилия, готовая нарушить конвенцию Монтрё и сновать по Керченскому проливу полноправными хозяевами.
От США – бесплатная поставка дорогостоящих систем ПВО. Хотя даже хозяева киевских реформаторов не приближаются к российским территориальным водам и к воздушному пространству с момента возвращения Крыма на Родину.

В практике межгосударственных отношений нет примеров существования договора о дружбе (!!!) с коварным агрессором.
Особенно на пятом году активно провозглашаемой «войны», на которую агрессор так и не явился, видимо, ввиду утончённого коварства.
Особенно с миллионами освобождённых майданом украинцев, ежегодно пересекающих «линию фронта» с российскими войсками ради заработков в РФ.
Особенно на украинских же поездах, следующих в Россию и обратно в ежедневном режиме и в количестве 8 штук.
Особенно с ростом взаимной торговли и трижды особенно – с пламенным желанием киевских реформаторов сохранить транзит российского газа в обозримом будущем.

Может быть в августе 2018 глава украинского государства наконец-то решил… платить 1.000 гривен в день каждому карателю на Донбассе? Конечно, нет.
Может быть прекратил личную бизнес-деятельность, прямо запрещённую конституционными нормами? Разумеется, нет.
Может быть захотел наконец выполнить хотя бы частично Минские соглашения и приблизиться к миру на самом деле? Естественно, нет.

Украинский президент решил расторгнуть договор о дружбе с РФ, в привычном стиле гибридной мутации.

Возможно, Договор 1997 года и стал анахронизмом – но его процедура расторжения чётко прописана. В частности, она предусматривает «уведомление противоположной стороны за полгода до разрыва соглашения в одностороннем порядке».
А 1 апреля 2019 года Договор закончится естественным образом – если до 1 октября года нынешнего украинские власти отправят в Москву официальное письмо.

Полугодовая пауза завершится как раз к всемирному дню смеха (или дурака). Одновременно 1 апреля 2019 года придётся на финиш украинской президентской гонки. Разрыв договора добавит решительного мужества намертво вцепившемуся в начальственное кресло главе государства. Покажет электорату, кто действительно борется с «агрессией», не жалея электоральных животов и кошельков.

При этом украинские власти понимают опасность реальной конфронтации с Россией. Это видно, что называется, невооружённым глазом. Как Крымский мост с очередью судов в украинские порты Азовского моря. Почти полгода над мелководной гладью разносится стон о трудностях торгового судоходства. Раздаются угрозы, составляются диспозиции, возбуждаются иски и отдельные западные политики.

Если во всём виновен злобный иноземный супостат, так противодействуйте ему. Используйте новенькие бронированные катера «Гюрза», сошедшие со стапелей президентской верфи. Или подаренные год назад американцами патрульные катера Island. Разорвите российско-украинский договор о статусе Азовского моря…
Между тем вот уже полгода никаких практических действий по усилению военно-морского присутствия ВМСУ в азовском бассейне не обнаруживается.
Не потому ли, что злобного иноземного супостата нет вовсе?
И создание «москитных» проблем придуманному врагу может иметь вполне реальные и серьёзные последствия?

Предприниматели с президентскими полномочиями предпочитают кровопускание собственному электорату. Который по их мнению ещё должен сказать спасибо за финансовый характер систематических операций и за пока открытые границы.