Украинский кризис виртуальных космодромов

Старт ракеты-носителя «Зенит»

Австралия – единственное государство на нашей планете, занимающее целый материк. Бывшая колония британских каторжников за годы фактической (с начала XX века) и юридической (с середины столетия) независимости добилась впечатляющих социально-экономических успехов. Австралия занимает 10-е место в мире по номинальному ВВП на душу населения и 13-е по общему объёму экономики, отличается высоким индексом развития человеческого потенциала и геополитическим доминированием в тихоокеанском регионе.
Например, беспорядки в Восточном Тиморе 2006 года были пресечены оперативным вводом австралийского контингента, лишь постфактум облачённого в форму миротворцев ООН.

По сравнению с ближайшими соседями австралийские системы государственной власти, образования, здравоохранения, обороны, инфраструктуры, логистики, гражданских прав и бизнес-свобод выглядят фантастическими достижениями. Скажем, подушевой ВВП вышеупомянутого Восточного Тимора ниже австралийского в 10 раз и с годами возрастает. Не только у Восточного Тимора. Соседские желания пробраться на развитый материк решительно пресекаются береговой охраной и полицией. С полного одобрения подавляющего большинства местных жителей, с размещением нелегалов в специальных лагерях за пределами австралийских границ – на спартанском пансионе за счёт австралийского бюджета.
Данный опыт с активной завистью изучается странами ЕС и частично внедряется на осколках отдемократизированной Ливии.

Австралия же без малого полвека изучала мировой опыт по исследованию внеземного пространства – оставаясь единственным развитым государством без собственной космической программы. Правительство страны приняло принципиальное решение об учреждении своего аэрокосмического агентства только в сентябре 2017 года. Идею озвучили два чиновника – министр образования и министр без портфеля. Подчеркнув нацеленность австралийской звёздной программы на регулирование и координацию между ведомствами, в том числе на международном уровне. Отметив второстепенность амбициозных проектов и доступность партнёрских космодромов (американских во Флориде и на базе Вандерберг, французского в Гвиане и др.).
Стараниями дальнего союзника Австралии новое агентство впору называть аэрокомическим.

Украинские власти предложили австралийским коллегам построить свой космодром, зачем вам какие-то союзники? Для украинских ракет, лучше которых не было и нет. На австралийской территории и за австралийские средства. Объекту достаточно площади в 5-7 тыс. км2 (квадрат со стороной 70-85 километров) и нескольких миллиардов долларов. Допускается привлечение капитала частных инвесторов и ассигнований австралийского бюджета.
Технико-экономическое, экологическое, транспортное, финансовое и прочие обоснования идеи отсутствуют. Гармонируя с отсутствием у современной Украины полного цикла ракетных технологий и действующих спутников на земной орбите даже в единственном экземпляре.

С чем категорически не согласен украинский посол в Австралии, политически продвигающий космический смех-проект:

«Наше предложение очень реалистично… Украина может провести [космический запуск] хоть завтра, если будет площадка… У нас есть технические знания и долгая история в глобальной космической гонке… мы предлагаем своих людей и свой опыт, если у Австралии есть земля и финансовые средства…»

В украинской дипломатии зарубежных космодромов прекрасно всё.
И участие в глобальной космической гонке на стороне ныне проклинаемой и давно не существующей страны. Весьма ценным, но командным игроком.
И приостановленная сборка ракет «Зенит», запускаемых исключительно с платформы «Морской старт», которая принадлежит российской компании S7.
И непостроенная стартовая площадка в Бразилии (с августа 2011 года, контракт разорван в 2015).
И сестра-близнец фейкового космодрома «Special for ukrainians rockets!» в Канаде (не строится с марта 2017 – впрочем, как и сама «канадская» ракета Циклон-4М).
В украинской дипломатии зарубежных космодромов наличие у потенциального партнёра земли и финансовых средств является отягчающим вину обстоятельством.

В украинской космической дипломатии «Южмаш» – флагман украинской аэрокосмической промышленности! – занят участием в бредовых трубосплетениях Hyperloop. В реальности ЮМЗ решает проблемы с заводской канализацией и налаживает производство контейнеров для хранения радиоактивных и высокотоксичных отходов. Дело действительно нужное и важное для складирования радиоактивных и высокотоксичных отходов АЭС на украинской территории, в рамках поэтапного сворачивания сотрудничества с «Росатомом» и в целом отказа от атомной генерации.

В украинской космической дипломатии стендовое испытание советского ракетного двигателя приравнивается к созданию стратегического баллистического носителя.
Тягач с фанерным кузовом получает звание «Оперативно-тактического ракетного комплекса».
Объектом пуска зенитных ракет предусмотрительно назначается морская гладь, неуправляемые реактивные снаряды обретают способности индивидуального наведения и т.д.

В украинской космической дипломатии многострадальный спутник «Лыбидь» седьмой год (!) хранится в РФ и не нужен самой Украине. Как на орбите, так и на складе. Киевские реформаторы запретили космическое сотрудничество с Россией. Гарантийный срок хранения подобных аппаратов составляет 2 года (при стоимости именно этого в 254 млн. $). Западные партнёры не горят желанием технически обеспечивать и финансово спонсировать лебединый запуск.
Хоть речь идёт о средствах и усилиях, стократно меньших по сравнению со строительством и оборудованием нового космодрома в далёкой Австралии. Собственно, существенно меньших и уже понесённых затрат на изготовление одинокого «Лыбидя».

Правительство Зелёного континента уже получило украинскую космическую челобитную: «Дайте нам три миллиарда и кусок своей страны – впечатления чудесны, с результатами увы!»
Интрига заключается в причине отклонения заявки. По всей вероятности, отказ оформят россыпью политического бисера и технологической мишуры, мотивировав экологическими соображениями.
Трепетно и внимательно относятся австралийцы к сбережению и прогрессу собственной страны. В отличие от.