Украинский кризис сжиженного дежавю

Петр Порошенко с эмиром Катара

Украинский президент посетил с официальным визитом очередное независимое государство. Точнее, сразу два. В диаметрально противоположном направлении от вожделенной Европы – будь то в географическом, социологическом или политическом отношении.
В Старом Свете осталась единственная абсолютная монархия, которую можно неспешно обойти за 20 минут во время экскурсии по Риму. В арабском мире жестокие порывы одноимённой весны ласково обогнули абсолютно все монархические режимы, лишь слегка потрепав Бахрейн в 2012 году. В две богатейшие и стабильные во всех отношениях страны нефтегазового залива и прибыл самый состоятельный глава украинского государства. Если быть точным, то в нефтяной Кувейт и в газовый Катар.

Наиболее плодотворной стала катарская поездка, благодаря значительным достижениям на различных направлениях. Победно расширен безвизовый режим, теперь далеко за границы ЕС – каждый из 350 украинцев, ежегодно бывающий в Катаре, сможет сэкономить 40-50 $ на визе. Подтверждено развитие агропромышленного сотрудничества. Эмират закупает украинский кормовой ячмень и вообще импортирует более 90% необходимого продовольствия – правда, ни одного продукта питания для людей на Украине не покупает.

В целом товарооборот между странами составляет 53 млн. $ в год. Это 0.15% от украинских показателей внешней торговли и 0.03% от показателей катарских. Поэтому доклад одного из членов свиты шоколадного магната с пассажами «Украина готова поставлять в Катар продовольствие, продукцию машиностроения, IT-технологии, сотрудничать в области самолётостроения, строительства автобанов, модернизации морских портов…» выглядит планами создания яблочной оранжереи на Марсе.
План в теории реалистичен, но до первого урожая доживут не только лишь все.

Существенно большее значение имеет программа военно-технического сотрудничества между Украиной и Катаром. Сам эмират закупает исключительно западное и новейшее вооружение – немецкие танки, шведские орудия, французские самолёты, американские вертолёты. В Катаре дислоцируется крупнейшая на Ближнем и Среднем Востоке база ВВС США (609-й центр по управлению воздушными и космическими операциями). В прошлом году после дипломатического конфликта с соседними монархиями в Катаре появилась и турецкая военная база – разумеется, оснащённая по стандартам НАТО.
Приобрести украинский танк, БТР или катер катарские эмиры могут разве что из вежливости, из спортивного интереса или шутки ради.

Однако миниатюрный Катар ведёт активную внешнюю политику, с чем во многом связан прошлогодний скандал с Саудовской Аравией и её союзниками. Катарские протеже отметились (и отмечаются!) деятельным участием в большинстве острых и вялотекущих конфликтов – от сирийской войны, египетских проблем на Синае и судорог ливийской «демократии» до Бирмы, Филиппин, Мали и Южного Судана.
Современные, бюджетные и затяжные прокси-войны ведутся простым, надёжным и дешёвым оружием. Именно такие запасы ещё имеются на складах и в арсеналах ВСУ. Не зря эти склады и арсеналы горят с завидной регулярностью, а тушатся с удивительным проворством для массированного ущерба. Сэкономленное на гражданской войне и управляемых пожарах стреляющее имущество пополнит банковские счета украинских реформаторов и послужит инструментом проецирования силы амбициозного эмирата.

Планетарная известность Катара связана не с далёкими авантюрами, но с близким и гигантским газовым месторождением «Южный Парс». Доха добывает 182 млрд. м3 летучих углеводородов ежегодно (4-е место в мире) и половину экспортирует в сжиженном виде (32% мирового рынка СПГ). Эмират обладает собственной танкерной армадой из 54 вымпелов, в том числе рекордсменами по габаритам и загрузке судами типа Q-max. Поставки газа охватывают все континенты, в лидерах покупателей Китай, Индия, Япония, Южная Корея, Бразилия, Аргентина. Катарские корабли с катарским же газом периодически разгружаются на новеньких терминалах Польши и Литвы, принося экономическую прибыль экспортёру и политическую радость импортёрам.

Украинский президент договорился с эмиром Катара о предоставлении сжиженного газа. Это уникально повысит энергетическую безопасность Украины и укрепит международное партнёрство. Максимальной уникальностью отличаются предполагаемые маршруты возможных газовых поставок, даже если абстрагироваться от их стоимости. Либо через польский СПГ-терминал в Свиноуйсьце, либо по турецкому маршруту через Босфор.

Терминал газового разжижения в Польше хотя бы физически существует – пусть и не обладает технической способностью перекачивать импортируемые объёмы на Украину. Польские власти ради дружбы с бандеровскими побратимами построят недостающие компрессорные станции, газопроводы и перемычки самостоятельно, радостно предоставят скидки и вообще доставят СПГ бесплатно. В рамках евроинтеграционной поддержки официального Киева и назло Москве. Но маршрут через Босфор не обладает и мизерной вероятностью.
Во-первых, Турция категорически против прохода СПГ-танкеров через свои проливы, причём давно и в обоих направлениях.
Во-вторых, этим танкерам попросту некуда швартоваться на Украине.
В-третьих, о приобретении катарского газа твёрдо договорились… ещё предшественник нынешнего президента и его премьер-министр, в далёком 2012 году!

Ещё в 2012 году планировалась постройка украинского СПГ-терминала в Одесской области.
Ещё в 2012 году испанский лыжный инструктор презентовал строительство данного объекта и пообещал добиться турецкого дозволения пропускать газовозы в Одессу.
Ещё в 2012 году предыдущее «пророссийское» руководство страны активно искало замену российскому газу.
Ещё в 2012 года на Украину в товарных объёмах пришёл газовый реверс из ЕС.
Посему в активе катарского вояжа высшего руководителя преступной АТО если что и остаётся, то только безвиз для сотен своих сограждан и истребление посредством украинского оружия сотен граждан других государств.