Украинский кризис пограничного воровства

Государственная граница Украины

В начале августа 2018 года на едином казначейском счету Украины осталось 2 млрд. гривен, т.е. 74 млн. $. Это чрезвычайно низкий показатель для крупной европейской страны с населением свыше 32 миллионов человек. Двух миллиардов гривен не хватит на выплату пенсий по старости за один месяц, не говоря о других социальных обязательствах государства. На момент бегства предыдущего «диктатора» во главе «колонны денежных грузовиков» средств в казначействе оставалось больше!

Согласно профессиональному объяснению министра финансов, дефицит ликвидности связан с… задержками иностранного кредитования. Придирчивый МВФ никак не выделяет транш в 2 млрд. $. С пустой казной как прикажете харчеваться – если не пенсионерам, то хотя бы министрам?!

В начале августа 2018 года дружеские отношения украинских властей с венгерскими визави достигли новых зияющих вершин. Будапешт давно и последовательно блокирует диалог между Киевом и НАТО – требуя отмены дискриминации национальных меньшинств. В частности венгров Закарпатья численностью 150.000 человек – причём 100.000 из них уже имеют венгерское гражданство.

Венгрия бесплатно направила своим соотечественникам несколько тонн жидкого хлора ввиду очередных коммунальных «успехов» постмайданных реформаторов. И назначила специального министра по делам украинского Закарпатья. И на высшем политическом уровне усомнилась в реализме украинской интеграции – будь то в НАТО или в ЕС. Как прикажете понимать такую пустопорожнюю солидарность всего мира, с ароматом дезинфекции и презрительным амбре?!

В начале августа 2018 года стратег многочисленных побед украинских силовиков предложил вертолётное решение транспортной проблемы. Потому что на строительстве дорог… продолжают воровать, вот так неожиданность на пятом году решительных реформ. Зато небо соответствует лучшим стандартам и не нуждается в ямочном ремонте.

Для винтокрылой пересадки требуется профинансировать несколько полукустарных фабрик, подконтрольных главарю СНБО.
И не удивляться украинским закупкам французских вертолётов в количестве 55 машин.
И не вспоминать объёмы производства незалежного авиастроения (0 машин за 2.5 года).
И радоваться вакуумной пустоте трубы Hyperloop, чей серпантин в скором будущем заменит устаревший асфальт и коррупционный бетон.

Подобные новости имеют системную политическую причину – евроассоциированный и антинародный курс постмайданных властей. Когда этот курс формировался (ещё во время распределения американской выпечки, то есть до государственного переворота), его грядущие достижения выглядели иначе.

Торжеством закона и порядка, процветания и достатка. Пенсиями в 2.000 €, заработными платами в 5.000 € без массовых трудовых миграций, коммунальными тарифами вдесятеро ниже нынешних, содержательной поддержкой #всегомира и т.д.

Закон, порядок, процветание и достаток получила лишь верхушка националистических элит. В ловкости манипуляции общественным мнением и финансовыми потоками ей не откажешь. Алчные приоритеты бенефециаров переворота лежали (и лежат!) на поверхности событий – и копать не надо, достаточно взглянуть. Хотя копать тоже пришлось, и не только лишь тысячи могил.

В начале августа 2018 года стало известно о размахе и эффективности широко разрекламированного проекта Стена. Этот символ воинственного патриотизма и антироссийского противодействия имеет конкретное выражение на местности, в сметах бюджетных расходов, в практической целесообразности и в чудесах юриспруденции.

В густой тени великой Стены планировалось разворовать 520 млн. $ за три года, но пришлось вчетверо умерить аппетиты и растянуть выгодную трапезу до 2020 года истечения полномочий нынешних правителей. За приличный четырёхлетний срок пограничного строительства и после вложений 100 млн. $ (больше остатков на едином казначейском счету Украины) в наличии имеется:

  • 72 километра забора из плетёной проволоки высотой около двух метров;
  • 170 километров траншей – как на самом рубеже, так и в качестве путей сообщения для доблестного бегства в тыловом направлении;
  • 165 километров патрульных грунтовых автодорог, параллельных плетёному забору или траншее. Рокадные магистрали превращаются в месиво при непогоде, в проходимый период для их патрулирования не хватает транспорта – зато с ямами дефицита нет;
  • Наземная полоса с сейсмическими датчиками протяжённостью… 19 (девятнадцать) километров.
  • 4 (четыре) пограничных поста высотой 17 метров, с башнями для (лучников) наблюдателей.

Общая протяжённость российско-украинской границы составляет 2.300 километров, из них 1.900 км находятся на суше. Допустим, половина защищена реками, болотами, непроходимыми чащобами, зыбучими песками и вечной мерзлотой. Но и для оставшегося участка длиной 900-1000 километров четырёх вышек с нарезным заборчиком совершенно недостаточно.

Если проводить аналогию со столь любимым киевскими властями Крымским мостом, то российским строителям следовало вбить 100 свай из 3.000, залить 20 опор из 600 и установить на них десяток пролётов из 300. После чего гордо объяснять важность и нужность бессмысленных монтажных усилий, сопряжённых с крупными расходами.

Украинская пограничная Стена является памятником очаговой активности и централизованного воровства.
Никакой военной, гражданской, инфраструктурной и прочей нагрузки отрезки возведённого заборчика не имеют. Для завершения объекта в мало-мальски целостном виде потребуется несколько миллиардов долларов безвозмездным подарком от МВФ. Только это вряд ли произойдёт, скорее уж главаря СНБО изберут директором-распорядителем фонда международных ростовщиков.

Украинская пограничная Стена ничтожна с инженерной точки зрения и неприступна с точки зрения вопиющих нарушений закона при строительстве. При многократном превышении сметы и массовых хищениях условно наказаны несколько низших исполнителей эпохального проекта.

Украинская пограничная Стена – самая длительная афёра постмайданной власти и символ отношения к собственному населению как к пустому месту.