Украинский кризис нефтегазовых прорывов

Президент США Дональд Трамп и президент Украины Владимир Зеленский, фотоколлаж

На украинских энергетических фронтах диагностируются сразу два события с претензией на знаковый прорыв. Одно случившееся, другое предстоящее с вероятностью Highly likely. Одно событие нефтяное, другое газовое – только угольного не хватает до победного калорийного триумвирата.

В одесский порт прибыл первый за 28 независимых лет нефтяной танкер из самих США. Груз весом 75.000 тонн имеет сортность Bakken, то есть является дважды прогрессивным. Не только заокеанским, но ещё и сланцевым. Диверсификация поставок «чёрного золота» очень удачно и совершенно случайно совпала с финальной стадией предвыборной кампании в Верховную Раду. Американское сырьё отправится на Кременчугский НПЗ –  чем не доказательство давнего лозунга «Америка с нами!»?

Следующий танкер из США ожидается украинскими политическими трейдерами в августе или позже. Когда там следующие выборы?

Стоимость покупки и доставки сырой нефти через Атлантику скрыта завесой коммерческой тайны, зато известны другие подробности украинской нефтепереработки.

Суммарная мощность шести крупнейших незалежных НПЗ составляла более 100 млн. тонн нефти в 1991 году.
После успешных
прогрессивных реформ и декоммунизации работает один Кременчугский завод, причём его статистика выводится косвенным путём. За годы успешнейших преобразований приняты законы, позволяющие монополисту скрывать отчётность ввиду своего исключительного статуса.

Согласно данным профильных министерств, пропускная способность Кременчугского НПЗ существенно снижена от былых нормативов, с 18 до 10 млн. тонн.
По отчётам налоговых и таможенных органов, за минувший год заводом переработано 2.2-2.3 млн. тонн нефти, то есть предприятие загружено на 22-23 %. Россыпь прочих украинских НПЗ, мелких и полукустарных, приняла 200-300 тыс. тонн.

За три десятилетия независимости нефтеперерабатывающий потенциал Украины сократился в 40 (!) раз.

Добыча украинской нефти в 2018 году достигла 1.5 млн. тонн, отправленных на тот же завод-монополист. Около 1 млн. тонн закуплено в сыром виде – у Азербайджана и Казахстана. Здесь уже начинаются странности, т.к. у владельцев Кременчугского НПЗ только с азербайджанским SOCAR имеется договор о поставках 1.3 млн. тонн нефтяного сырья ежегодно. И тоже морем, с гораздо меньшим транспортным плечом, с настроенным на закавказскую нефть перерабатывающим оборудованием, с заблаговременной ритмичностью поставок. Кроме того, есть нефть Казахстана – а при желании доступен импорт из Алжира, ОАЭ, Саудовской Аравии или Нигерии.

Но выгоднее пригнать один американский танкер и пиариться на его фоне, служа народу и прицеливаясь в депутатские кресла. По образу и подобию предшественников, носившихся с писаной торбой американского угля по одесским причалам и столичным пресс-конференциям.

Хозяйственные реалии Украины делают собственную нефтепереработку невыгодной – иначе за пять лет «борьбы с агрессией» можно было возродить все пять заброшенных НПЗ при инвестициях порядка 1 млрд. $ ежегодно. Только у России в 2018 году украинскими компаниями приобретено «топлива минерального, продуктов нефтяной переработки, битумов и восков» на 4 миллиарда 124 миллиона долларов США. У Беларуси – более чем на 3 млрд. $.

Другой прорыв произошёл в газовой сфере и призван сделать украинскую ГТС снова великой. Зе-президент пояснил специфику европейской солидарности и возложил ответственность за второй «Северный поток» на далёкого сюзерена:

«По «Северному потоку» нас никто не спрашивает, Меркель и Макрон влиять на строительство не будут… Единственный человек, который решит вопрос в сторону Украины – это Дональд Трамп, встреча с которым мне предстоит…»

Суверенности и достоинства в цитате «с избытком». Помоги, ясновельможный Трамп, на тебя последняя надежда.

Что такое «решить вопрос в сторону Украины» не вполне ясно, но желание затормозить/отменить/запретить Nord Stream 2 очевидно.

Зачем президенту и прочим влиятельным лицам США препятствовать возведению «Северного потока»?
Ради вытеснения российского газа с европейского рынка и его замены заокеанским СПГ?
Но сжиженный газ (пусть исключительно демократичный, из самых свободных молекул!) в магистральных газопроводах не нуждается. Таково его зрадное свойство, ему терминалы подавай, да покупателей с арифметической шизофренией. А магистральные газопроводы не требуются – не только новые морские, но и старые наземные. Сохранить транзитное значение украинской ГТС не удастся в любом случае.

Время для серьёзного американского противоборства с Nord Stream 2 уже упущено. Адресные санкции против его строителей и акционеров только обсуждаются, проект же завершён на 60 % и профинансирован на 80 %.
На сколько профинансирована и завершена реформация украинского энергетического рынка по европейским правилам? Едва ли на 10 %, да и те выведены в офшоры.

Между тем дата паломничества г-на Зеленського в Вашингтон ещё даже не определена. Когда удастся бить челом газовому властелину – непонятно.

Раздаются призывы ко всем западным лидерам: «Эй вы, приезжайте в Минск и пособите нашим процессам!» Их озвучивает пленник комичного образа, выдающий себя за президента Украины.

Радует разве что тренировочный визит в Варшаву – он хотя бы имеет шанс осуществиться. Конечно, Анджей Дуда не сможет «решить вопрос в сторону Украины», зато подскажет правила сгорбленного этикета при общении с Дональдом Трампом. А там уж как повезёт, ведь если сам президент США не сумеет запретить балтийский газопровод – какие претензии к развесёлому лицедею? Бегает под фонтанами за шаурмой, и на том спасибо.

Поиск светлого будущего снаружи навороченных проблем, в отрыве от элементарной реальности – одна из главных причин нынешнего состояния украинской политики, экономики и энергетики.