Украинский кризис «миролюбивых» ожиданий

Президент Украины Петр Порошенко выступает на 73-й сессии Генассамблеи ООН

Президент Украины с трибуны ООН слёзно попросил о вводе международных миротворцев на строптивый Донбасс. Сильнейшая армия на континенте во главе с синейшим главнокомандующим пятый год не может урезонить «депрессивных алкоголиков» и «потомственных наркоманов» ЛНР и ДНР. То есть побеждает каждый день, наносит врагу колоссальный ущерб, обходится почти без потерь, неуклонно продвигается вперёд жабьими подскоками.

Но триумфальный итог всё так же далёк, как во время последней великой виктории под Дебальцево.

Глава крупного европейского государства и более состоятельного трастового фонда мотивирует ввод миротворцев ООН следующим образом:

«Только многонациональная миссия ООН заставит Россию выполнять Минские соглашения [Россия в этих соглашениях вообще не упоминается];

Но Россия против, потому что боится миротворцев, боится доказательств присутствия на Донбассе своих войск и техники [войне с агрессором скоро пять лет, доказательств агрессии не было и нет];

Россия боится захвата своих солдат подразделениями ООН – которые должны иметь мощный мандат и обеспечить территориальную целостность Украины вместо заморозки конфликта…»

Оставим за скобками российский страх перед (пьяной неадекватностью) решительным сопротивлением украинских реформаторов. ООН действительно является самой представительной и уважаемой международной организацией. Но вот с обеспечением территориальной целостности стран, куда вводятся миротворческие силы ООН, ситуация диаметрально противоположна фантазиям пока что президента Украины.

За 70 лет существования «голубых касок» ООН ими проведена 71 миссия. Если конфликт удавалось заморозить – миссия уже считалась успешной, но так было и есть далеко не всегда:

  • В зону палестино-израильского конфликта миротворцы введены в 1948 году. Вооружённое противостояние продолжается, территориальные претензии не устранены;
  • В зоне индо-пакистанского конфликта миротворцы появились в 1949 году. Что не помешало трём (!) полноценным военным кампаниям между Индией и Пакистаном (последняя в 1971, не считая постоянных пограничных обострений);
  • На Кипре силы ООН обосновались в 1964 году – за десять лет до отторжения Северного Кипра силами турецкой армии. Кипр остаётся разделённым по сей день, «голубые каски» стали привычной деталью островного ландшафта;
  • На сирийские Голанские высоты международные миротворцы введены в 1974 году. Высоты 44 года оккупированы Израилем и 30 лет назад аннексированы, чему никак не помешали силы ООН;
  • На юге Ливана они развёрнуты в 1978 году. Южный Ливан становился ареной крупных военных конфликтов в 1982 и 2006 гг.;
  • Миссия «добрых услуг ООН» в Афганистане действовала с 1988 по 1990 гг., никакой стабильностью в горной стране и не пахнет – пусть и не по вине ООН;
  • Многочисленные эпизоды развёртывания сил ООН в Югославии зафиксировали распад страны на шесть независимых государств и способствовали этому;
  • Африканское присутствие сил ООН повлияло на суверенитет Южного Судана и Эритреи (откололись от Судана и Эфиопии соответственно). «Голубые каски» не смогли предотвратить фрагментацию сомалийского государства, длительные злодеяния в центральной и экваториальной Африке, а также ужасающий геноцид в Руанде – хотя были заблаговременно развёрнуты в проблемных регионах;
  • Миссия ООН в Косово развёрнута в 1999 году, за девять лет до одностороннего провозглашения косовской независимости без возражений и сопротивления со стороны «голубых касок»;
  • В 2013 году миссия ООН направлена в Мали – после успешной французской операции по освобождению Мали от банд радикальных джихадистов. Французский Иностранный легион и сегодня охраняет малийский контингент ООН – по логике украинских властей всё должно быть ровно наоборот;
  • Миссия Объединённых Наций по наблюдению в Грузии именно наблюдала за трагическими событиями в постсоветской республике с 1993 года. Миссия завершилась в 2009, когда инициаторам трагедии выбили ядовитые зубы отнюдь не международные миротворцы…

Конечно, ряд стран сохранил свою целостность после ввода сил ООН – но только благодаря собственным усилиям по примирению и урегулированию, пользуясь союзнической поддержкой и общественным диалогом! Не опираясь на штыки иностранного (и прямо скажем) пацифистского подразделения.

Силы ООН вводятся при взаимном согласии всех основных участников конфликта. Для их развёртывания необходимо решение Совета Безопасности, где Россия имеет право вето. «Голубые каски» последний раз активно воевали в Сомали –  с мощным мандатом и 40 лет назад. Что же принесла боевитая активность государству на Африканском Роге? Печальную славу пиратов XXI века и похороны государственности.

Последние десятилетия никакой охоты за комбатантами силы ООН не ведут, солдат и боевиков не захватывают – скорее заботятся, чтобы их не захватили, чему есть многочисленные примеры. От перестрелок «голубые каски» уклоняются, минных полей и любых угроз избегают, наблюдения вести не обязаны, технических и кадровых возможностей для шпионажа лишены. Международные миротворцы не заставляют капитулировать врага, но помогают отслеживать мирный процесс.

Тот самый Минский процесс, который официальный Киев агрессивно насилует пятый год. Удивляясь ухудшению своих же экономических, торговых, финансовых, демографических и даже военных показателей.