Украинский кризис: казус Мариуполя

Мариуполь

Мариуполь – крупнейший из украинских городов, расположенный в зоне боевых действий более пяти лет. Город металлургов и крупный портовый центр, экспортный портал для промышленности Донбасса. Мариуполь на протяжении нескольких месяцев 2014 года находился в состоянии безвластия, в нём проходили многотысячные митинги антифашистской направленности. Общественность Мариуполя требовала децентрализации и деолигархизации, официального статуса для русского языка, муниципальной милиции и бюджетного перераспределения – по сути, реформ в постмайданном понимании!

Родным языком для 90 % горожан в 2001 году был русский, с тех пор «опасные» лингвистические опросы не проводились.

Столкновения в Мариуполе между сторонниками единой Украины и противниками бандеризации страны долгое время походили на толкотню в детской песочнице. Собственно, столь же неохотно раскручивался маховик преступной АТО на всём Донбассе. Только в мае 2014, через неделю после Одесской Хатыни, силовое подавление сепаратизма залило кровью городской отдел милиции. Убито как минимум 20 человек – приезжие наци-гвардейцы вели бой с местными милиционерами!

9 и 10 мая 2014 года в Мариуполе погибло около десяти гражданских лиц, впервые после Великой Отечественной войны. Отмечались массовые митинги антиукраинской направленности и массовый же героизм при эвакуации людей из горящего здания ОВД. Каратели фашистского формирования «Азов» ретировались из города, побросав несколько единиц бронетехники. Мариуполь на целый месяц перешёл под контроль ДНР.

11.05.2014 в Мариуполе прошёл референдум о независимости Донецкой Народной Республики. На каждый из четырёх открывшихся участков выстроились многотысячные очереди – единственный раз в электоральной истории города.

13 июня 2014 года Мариуполь был занят крупными силами ВСУ и «Азова» под лейблом украинского МВД. При штурме погибло пять ополченцев, 20 взято в плен, около 40 отступило к Донецку. Полумиллионную, далёкую от компактности агломерацию с колоссальной промышленной застройкой обороняло очень небольшое подразделение.

Гораздо больший по численности и огневой мощи наци-отряд был изгнан из города буквально за два дня и вернулся карать уже по-настоящему…

Более пяти лет Мариуполь избавлен от городских боёв. Исключения случались (два обстрела в январе и августе 2015 года с десятками жертв), но постоянные артналёты, миномётный вандализм и диверсионный бандитизм обошли Мариуполь стороной. Разительный контраст с дончанами и луганчанами – сидящими в подвалах собственных домов, пока ВСУ сокрушает сепаратизм на поверхности!

Мариупольский аэропорт был закрыт. Часть его зданий стали пыточной тюрьмой и камерами внесудебных казней. Репрессиям подвергали предполагаемых ополченцев. За что после смены олигархических марионеток возбуждено уголовное дело против бывшего председателя СБУ.

Подавляющего большинства жителей Мариуполя пытки и казни не коснулись. Им незачем преодолевать блокпосты ради получения пенсий и пособий. Город сам ощетинился бетонными заграждениями вдоль дорог, колючей проволокой на пляже и хаотичными траншеями в неожиданных оврагах.

Городская промышленность возобновила работу (кстати, во многом благодаря кооперации с предприятиями ДНР и ЛНР). Кооперация свёрнута в 2017 по инициативе киевских реформаторов, ввиду межолигархических конфликтов и передела скудеющих финансовых потоков.

Функционирование мариупольских служб социальной защиты, магазинов, транспорта и т.п. возобновилось на новой, евроассоциированной основе. Например, троллейбусный парк получил новые машины Made in EU, агентство США по международному развитию куда-то продвигает мариупольскую демократию и тайно стимулирует малый бизнес.

Порт Мариуполя столкнулся с большими трудностями. Согласно уверениям незалежных и западных СМИ – из-за Крымского моста и российской блокады азовской акватории. Согласно статистике, грузооборот порта непрерывно падает пять лет. Значение 2013 года (максимальное за всю историю, 15 млн. тонн) теперь выглядит нереальным (5.8 млн. тонн в 2018 году). Неожиданность, однако – если годами лупить артиллерией по промышленному Донбассу, производительность металлургических комбинатов имеет свойство «внезапно» уменьшаться.

За тот же срок осадка принимаемых в Мариуполе судов уменьшилась с 9.7 до 7.7 метров, потому что каналы следует чистить от ила и прочих отходов. Но если отходы заливать в уши доверчивым слушателям, конечно можно поверить в фатальную роль Крымского моста, в российскую агрессию и прочие фантастические слухи.

В итоге, вопреки всем сложностям, мариупольцы единодушно смотрят в сторону прогрессивных реформ, ЕС и НАТО, ставя памятники освободителям 2014-го?

Вовсе нет! Любое голосование в Мариуполе наглядно показывает чаяния его жителей.

Никаких очередей к урнам, как в мае 2014 – и постоянное недовольство власть имущими еврореформаторами по итогам подсчёта голосов.

Осенью 2014 года на парламентских выборах, на рьяной волне патриотизма в Мариуполе побеждает… «Оппозиционный блок» с результатом 60 %. Партия шоколадного «спасителя» получает 12 % при 22 % в целом по стране. Партия народных фронтовиков-затейников терпит фиаско и остаётся за бортом регионального представительства.

Осень 2015, местные выборы, активные бои остались в прошлом, Мариуполь голосует за… «Оппозиционный блок» с результатом 70 %! Пропрезидентские креатуры не набирают и 4 %, завидуя фиаско Народного Фронта годовалой давности.

Весна и лето 2019 года, президентские и парламентские выборы в «тисках российской блокады» Керченского пролива приносят успех… пророссийским политическим силам! Даже с их дроблением уже на два «оппозиционных блока» и во время очередной наивной эйфории от «слуг народа» с телевизионным прошлым.

За организаторов АТО и тиранических реформ крупный город и порт не голосует более пяти лет, игнорируя административные ухищрения и напряжённую работу «министерства правды». Если верить носителям евроатлантической гiдности, горожане должны носить «азовцев» и прочих мерзавцев на руках, от одного электорального триумфа до другого. Казус Мариуполя проявляется и в десятках других украинских городов, пусть не столь явно. Он ярко характеризует информационные заблуждения о единстве украинского общества и безальтернативности пути в евробатраки. 

Выбор есть всегда. И окончательное решение Востоком Украины ещё не принято.