Украинский кризис инфраструктурного испуга

Строящийся на Украине могильник для радиоактивных отходов

В утомлённой прогрессивными реформами постмайданной Украине есть уникальные бюрократические структуры, этакие синекуры XXI века. С благородной латыни термин sine cura переводится «без забот», его современное смысловое значение ещё лучше.
Так именуется должность, приносящая солидный доход, зачастую с общественным уважением или как минимум вниманием. При этом никаких обязанностей должностное лицо не имеет и даже избавлено от посещения служивого места – будь то эпизодическим или виртуальным образом.

Речь идёт о виртуальных органах украинской власти в российском Крыму – о прокуратуре, патрульной полиции и специальном представительстве президента, которые дислоцируются в Херсоне и в Киеве. Прокуратура без следственных обязанностей и надзорных функций, патрульные полицаи без необходимости патрулирования и правоохранных рисков, президентский представитель по Крыму без малейшего влияния на крымские реалии вызывают восхищённую зависть у коллег.

Для оправдания карьерной и зарплатной необходимости обладателям херсоно-киевских синекур достаточно пустой болтовни с известной периодичностью.

Подобные речи которой год далеки от подлинных и нарастающих проблем украинской безопасности, государственности, экономики и т.д. Собственно, от властных иждивенцев требуется борьба на медийно конструируемом фронте. Требуется объяснение всяческих блокад, рассуждения о милитаризации полуострова, вскрики о репрессиях, живописания крымского разочарования Россией. Требуется общественный резонанс с прицелом на зарубежную аудиторию.

Своя аудитория прекрасно знает настроения и предпочтения крымчан. Региональные результаты выборов Президента РФ, процент отказа от российского гражданства на полуострове, сравнительная стоимость недвижимости в Крыму и сопредельных областях Украины, работа солидной части аудитории на стройке невозможного моста и прочие очевидные факты тому свидетельством.

Самый железобетонный из фактов в виде 19-километрового мостового перехода между Керчью и Кубанью придавил синекурные фантазии до разрыва причинно-следственных связей.
Специальный представитель украинского президента по республике Крым объяснил, какой вред наносит мостовая переправа России. Да-да, именно России вредит:

– Увеличение числа туристов в Крыму;

– Обеспечение надёжной сухопутной связью полуострова с югом РФ;

– Обнаружение негативного эффекта для украинского судоходства в Азовском море;

– Диагностика трудностей украинского рыболовства в Азовском море;

– Снижение товарооборота украинских портов Мариуполя и Бердянска;

– Возможность аварии в фарватере под арочными пролётами, что полностью прекратит украинское судоходство из Азова и товарооборот из Мариуполя и Бердянска.

Инфраструктурный испуг налицо там, где для него нет и не будет объективных причин, если исключить пиратские захваты ВМСУ и угрозы взорвать ненавистный мост.
«Крымской» патрульной полиции, прокуратуре и прочим специальным (дармоедам) представителям вместо крымских фантомов есть занятие куда ближе и актуальнее – нарастающий кризис на украинских АЭС. Кроме снижения закупок ядерного топлива (сразу на 20%, три четверти по-прежнему у «Росатома»), а также уменьшения доли в энергобалансе страны до 50%, отмечается бегство из Украины квалифицированных кадров.

Монтажники и водители спецтехники, операторы и инженеры, профессионалы с многолетним опытом вливались в миграционные потоки и раньше. Однако «раньше» не было ошеломительных результатов майданных «побед» и строительства новых АЭС по российским технологиям в самой России, а также в Беларуси, Турции, Египте и даже в Финляндии.
Теперь атомщики из Украины уезжают массово, адресно и навсегда. Новых специалистов обучать долго и дорого, да и после обучения впору сети расставлять – чтобы не разбежались по безвизу в разные стороны, за пополнением личного золотого запаса для достойной жизни. Импорт квалифицированных кадров закончился на засланных министрах и депортированном губернаторе, который называет нынешнюю власть «допотопными бандерлогами». Пока округлый премьер-министр объясняет демографическую катастрофу «стремлением украинцев к путешествиям» и обвиняет Россию в фейковом убийстве фейкового журналиста с трибуны ООН.

Катастрофы на украинских АЭС никто из людей не хочет.

Люди тем и отличаются от низменных тварей, что не пляшут на костях сгоревших детей или утонувших артистов, не устраивают кровавых розыгрышей по сценарию иностранных спецслужб и не желают распада собственной стране на десяток воюющих княжеств.

Будем надеяться, что техногенной катастрофы «Чернобыль-2» на многострадальной Украине не случится, а случится скрупулёзное выполнение регламентных процедур МАГАТЭ и настойчивых указаний евробюрократов.
Хотя пример «Фукусимы» говорит о возможности трагедии даже в стране состоятельной и состоявшейся.

При нехватке финансирования и опытных кадров для безопасного функционирования реакторов АЭС будут выводиться из эксплуатации. Весь опыт «ядерной» политики ЕС по отношению к слаборазвитым попутчикам говорит о стратегии их денуклеаризации – будь то Литва, Болгария или Украина. Процессу помогут эксперименты с топливными сборками «Вестингауза», готовый могильник для радиоактивных отходов в «Чернобыле-1», дамоклов меч многомиллиардных кредитов и полное безразличие зарубежных инвесторов к атомной отрасли украинской энергетики.

Сможет ли генерирующий монополист «Энергоатом» учредить свою синекуру по образу и подобию «крымской» прокуратуры, покажут события ближайших лет. Приоритетное желание украинских властей сражаться с собственноручно организованными провокациями ускоряет появление ещё одной безъядерной страны в Европе.