Украинский кризис и американская прибыль

Фотоколлаж

Американские бюджетные вложения в украинскую политическую систему оцениваются в 5 млрд. $ самими «инвесторами». Средства расходовались долго, внесистемно и даже хаотично – если судить по открытым источникам и многолетней хронике. На американские гранты для образовательных центров. На повышение культурного уровня и национального самосознания. На «развитие свободных» СМИ. На самые различные гуманитарные проекты, прежде всего в государственном образовании. На тренинги и стажировку «активистов». На создание целой поросли кандидатов в украинские гуайдо.

Разумеется, обработка действующих украинских политиков и крупных бизнесменов – в том числе универсальным резцом коррупции – в открытых источниках отсутствует. Зато сам инструмент только упрочил своё присутствие в постмайданной политической реальности и стал отличительной чертой бизнес-ландшафта.
Незалежную коррупцию мягко оберегают яркими чехлами НАБУ, САП, НАПК и т.п. от случайных коллизий. Не забывая тщательно собирать налоговые декларации и прочие данные со всех значимых чиновников, пользуясь исключительным положением исключительных спецслужб на Украине.

Коли коготок увяз, то птичке не обязательно пропасть. Пой, что скажут, и порхай, как велено – и будет птичке счастье, вплоть до позолоты на прутьях клетки.

Между тем пять миллиардов официально потраченных долларов (и солидный довесок из потраченных неофициально) – сумма именно инвестиционная. Которая должна приносить финансовую прибыль, а не только букет проблем к российским границам.
Одно из наиболее горьких майданных разочарований – ожидание денежного дождя из западных столиц. Инфантильная надежда в богатое житие по-новому. Странная уверенность в спелом урожае прогрессивных реформ после торжества квазиреволюции.

На практике посев давно состоялся – после кровавого успеха второго майдана с запада пришли циничные жнецы.

Только очевидными примерами их деятельности за несколько последних лет являются:

  • Импорт американского угля ради диверсификации, солидарности и энергетической независимости. Уголь из Пенсильвании в среднем в 1.5 раза дороже российского при сравнимых технических характеристиках, но смог завоевать 25 % внутреннего рынка Украины. Суммарный объём оплаты за американский уголёк – около 800 млн. $  в год.
    В случае продолжения товарообмена с ДНР и ЛНР (действовал до 2016 года) украинские власти могли экономить на угольных закупках более 2 млрд. $ ежегодно.
  • Поставки тепловозов из США на общую сумму 1 млрд. $. Всего планируется завезти 225 локомотивов, пока куплено 30. Ни одна европейская страна такого импорта не осуществляет, для ЕС он слишком дорог и технически сомнителен. Уже выделенных 120 млн. $ достаточно для капитального ремонта и модернизации сотен украинских локомотивов – для которых имеется ремонтная база, персонал техников и машинистов, а главное – возможность загрузить заказами собственную промышленность и доходами – собственных работников.
    Отправка дивидендов «инвесторам» не терпит возражений. Вот и тянут ветераны украинских железных дорог американских «варягов», не справляющихся с грузоперевозками.
  • Загрузка «американским» топливом украинских АЭС. Пусть сборки «Вестингауз» состоят из того же российского урана, пусть после эксплуатации их придётся хранить в стране Чернобыля, пусть их стоимость выше топлива «Росатома» на 20-25 % – важна политическая декларация о расставании с РФ. Цена декларирования – порядка 150 млн. $ в год. Ни один из украинских атомных реакторов и в 2019 году не способен функционировать на замещённых сборках.
    Цена ошибки всего ядерного эксперимента может быть чудовищной.
  • Медицина. Из всех иностранцев, десантированных с запада на украинские министерские посты, сохранилась лишь и.о. похорон здравоохранения. Только закупка лекарств и вакцин по реформированным ценам и с гибкими сроками годности выносит из украинского бюджета миллиард долларов в год. С учётом бурного прогресса в трансплантологии и лабораторных исследованиях новых препаратов карьерная стойкость г-жи Супрун вполне объяснима. Доходность медицинского руководства в 35-миллионной стране сопоставима разве что с наркобизнесом.

После смены администрации Белого дома американские власти перестали выделять украинской лабораторной площадке даже кредитные гарантии и подачки на укрепление обороноспособности. Сакральные «Джавелины» спрятаны от расхищения по методике «Форт-Нокс» вовсе не от бойцов ЛНР и ДНР, и не от спецназа ГРУ ГШ ВС РФ.
За доставку двух древних катеров усохшим ВМС Украины требуется заплатить около 10 млн. $.
Американские фирмы зарабатывают на продаже ВСУ аналогов советских гранатомётов!

И так во всём.

США вполне успешно монетизируют инвестиции в «украинскую демократию». Оставляя Евросоюзу вырубку карпатских лесов, выгоду реверсных виражей природного газа да лоббирование доступа к украинским чернозёмам. Однако могущество заокеанских агропромышленных концернов позволяет предположить их активность и на этом направлении финальной распродажи.