Украинский кризис газовых компенсаций

Фотоколлаж

Арбитражная победа украинского «Нафтогаза» над российским «Газпромом» оказалась пирровой. Античный полководец прославился фразой «Ещё одна такая битва и я останусь без войска!» Совершил десятки успешных военных кампаний и полностью истощил ресурсы собственного государства, канувшего в историческое небытие благодаря авантюризму своего знаменитого правителя.

В украинской финансово-экономической матрице XXI века царствуют не Пирры, но пиар. За одну морозно-мартовскую неделю 2018 года совершён полный цикл «боевых» кампаний – от взыскания репараций с поверженного «Газпрома» до приказов «Прикрутить!» отопительный сезон и выставления караулов возле важнейших объектов ГТС. То ли от внешних врагов, то ли от внутренних блокираторов, то ли ради галочки для ЕС. Российский газ (который не покупается 900 дней) предательски перестал поступать на Украину в самый необходимый момент.

То есть не начал поступать и вообще особо не нужен с 2015 года.
То есть должен был поступать за многомиллиардные российские долги и ещё большие прегрешения.
То есть долги с грехами отдельно, а оплата за опасный и вредный газ РФ отдельно.
То есть платить российскому ПАО такую ценную для гiдности валюту нельзя категорически, тем паче аполитично отступать от выгод европейского реверса.
То есть вносить валютную предоплату за ненужный российский газ очень даже правильно и благотворно для реверсного газоснабжения.
То есть выгода газового реверса ложится тяжким бременем на украинские финансы, но издержки оплатит «Газпром». Вместе с крупнейшими европейскими клиентами российского концерна.
В интерпретации руководства украинского «Нафтогаза» семь версий-однодневок для равномерного заполнения «победной» недели выглядят именно так.

Определенная новизна пирровой войны с «Газпромом» заключается не только в отключении тысяч учебных и дошкольных заведений – роспуск сотен тысяч детей по домам и отзыв их родителей с работы случился как раз в реальности.
Пиар-менеджеры «Нафтогаза», для маскировки восседающие в креслах коммерческих директоров, сделали ряд красноречивых признаний собственной профессиональной квалификации.

Во-первых, экстренные закупки газа в Европе были оценены вчетверо дороже российского газа, по тарифу 1.000 $ за 1.000 м3. Совершенно неясно, на каком основании без подписания дополнительного соглашения к мартовским поставкам «Нафтогаз» вычислил российскую цену в 250 $/тыс. м3 и с какого потолка взял фантастический тариф 1.000 $/тыс. м3, которого не было на европейских хабах за всю историю их работы.

Во-вторых, уже на следующий день претензия «“Газпром” заставил нас переплатить за европейский газ» скукожилась до 34%. Двухлетняя же байка о «дешёвом газе из ЕС»окончательно вылетела в трубу, словно ведьма на метле.

В-третьих, от официальных лиц украинской государственной компании по транзиту европейского газа прозвучала масса публичных призывов о компенсациях, включая безупречную схему:

«Мы конфискуем газпромовский газ, поступающий в Германию и продаём его на германском газовом рынке, получаем деньги, всё очень легко…»

Собственно, вот вам и ответ на многочисленные достижения украинских реформ за постмайданный период – их совершают с лёгкой простотой, которая намного лучше воровства. Для верхушки реформаторов, разумеется. Остальные жители страны и весь ЕС обетованный терпят невыносимую лёгкость мышления коррупционных дельцов – но с диаметрально различными перспективами.

Для чиновников Евросоюза важно год простоять и ещё один год продержаться. Приезжая с улыбчивыми визитами, совершая санкционные реверансы, принимая одобрительные декларации, выдавая ободрительные кредиты. Пока не появится техническая возможность экспортировать газ в обход ассоциированного шантажиста.
80-95 ежегодных миллиардов кубометров летучего энергоносителя, прокачиваемых украинской ГТС – это 20% потребностей всего ЕС и до 70% необходимого газа для отдельных стран Центральной и Юго-Восточной Европы. Гарантия его стабильного получения – первостепенная задача Брюсселя, решаемая с реверсным бонусом (не 400, но 34%) за украинский счёт.

Для киевских чиновников важно провести последние два года капризной принцессой на транзитной горошине, извлекая личную выгоду из перестройки европейского газоснабжения опять же за украинский счёт. Жёстко угрожая российской компании на словах и мягко вымогая денежные подачки от Европы на деле. «Европейский банк реконструкции и развития» уже изъявил желание открыть Киеву новую кредитную линию для закупки реверсного газа.
Теперь к заёмным доходам добавился уникальный прибыльный норматив в 34%. Способность европейцев наживаться на ассоциированном члене уже давно стала неотъемлемой частью понятия «весь мир с нами»

С юридической точки зрения события развиваются более стремительно, чем с инфраструктурной.

5 марта 2018 года «Газпром» официально уведомил «Нафтогаз» о начале процедуры разрыва контрактов – как на поставку газа украинским потребителям, так и на транзит «голубого» топлива через Украину.
6 марта 2018 года «Газпром» подал апелляцию на дискриминационное решение стокгольмских арбитров о штрафе в 4.56 млрд. $ и обязанность осуществлять транзит посредством украинской ГТС в ежегодном объёме 110 млрд. м3.
6 марта 2018 года российское правительство опровергло подготовку трехсторонних консультаций в формате «РФ-ЕС-Украина» по газовому вопросу, подчеркнув коммерческую основу спора двух хозяйствующих организаций. Какую основу имеют украинские планы конфисковать немецкий газ и продавать его на биржах ФРГ, европейцы могут решить самостоятельно.

Повторное разбирательство в славном городе Стокгольме займёт несколько лет. Предыдущее решение о штрафах и транзитных обязанностях приостановлено. При всей весомости мнения шведских юристов они не могут заставить один хозяйствующий субъект вести бизнес с другим себе в ущерб – особенно с субъектом склочным, вороватым и лживым. Никаких проблем с другими направлениями поставок российского газа в дальнее зарубежье нет на протяжении десятилетий, включая транзит через Польшу или Литву.

До полного отсутствия транзитных проблем осталось достроить обходные потоки, завершить арбитражные формальности и расторжение проблемных контрактов. При прагматичном мышлении и профессиональной честности украинских реформаторов они могли бы использовать переходный период к солидной выгоде для собственной страны, причём с нескольких направлений.
Но вся практика последних лет подсказывает, что компенсации будут пирровыми. На уровне безальтернативной продажи опустевшей ГТС скупщикам металлолома или монтажа из отдельных участков муляжей Hyperloop.