Украинский кризис эпидемиологической опасности

Одно из старейших предприятий в химической отрасли Украины – ПАО «ДНЕПРАЗОТ»

Хлор – очевидный образец гибридного вещества по своим качествам и свойствам. Хлор является сильнейшим ядом и за счёт своих окислительных способностей разрушает любые органические соединения. Хлор применялся для создания первых образцов химического оружия, он входит в состав иприта и фосгена. При этом хлорирование воды для её дезинфекции – величайшее изобретение XIX века, чрезвычайно актуальное и в наши дни.

Хлорирование воды сберегло больше человеческих жизней, чем открытие всех антибиотиков и вакцин, вместе взятых. Хлорирование воды остановило холеру (!) и другие эпидемии в европейских столицах (!!), когда по их улицам уже ездили автомобили и работала радиосвязь. Хлорирование до сих пор нечем заменить ввиду эффективной простоты и универсальности данного метода водоподготовки.

Если вы полагаете, что человеческая цивилизация давно и гарантированно распрощалась с мрачными болезнями средневековья, то вы гарантированно и серьёзно ошибаетесь. Согласно отчётам ВОЗ, в 2010 году только холеру перенесли 4 миллиона человек. Как минимум 100.000 не перенесли и умерли. Опаснейшие заболевания носят очагово-эпизодический характер в развивающихся странах, зачастую скрываются властями из туристических и PR-соображений.

В европейской Украине ещё три недели назад остановлено единственное предприятие по выпуску жидкого хлора и широкой номенклатуры других химикатов. ПАО «ДнепрАзот» входит в узкий круг важнейших стратегических объектов. Например, четыре украинских бронетанковых завода могут реанимировать советские раритеты вместе или порознь. Четыре судостроительных предприятия могут строить один бронекатер. Четыре украинские АЭС могут поочередно ремонтировать реакторы от загрузки особо качественного американского топлива.

«ДнепрАзот» манёвренных возможностей возможности лишён – он либо производит жидкий хлор для дезинфекции воды в 35-миллионной стране, либо не производит.

С 15 июня 2018 года предприятие-монополист «прекратило работу ввиду неблагоприятной рыночной конъюнктуры». Хотя всего несколько лет назад (до великих еврореформаторских успехов) «ДнепрАзот» ставил рекорды по объёмам выпуска продукции, рентабельности и прибыльности. Здесь трудился коллектив из 4.000 человек. Владельцы химического ПАО интересовались покупкой Одесского припортового завода – оцениваемого в 1 млрд. $, между прочим. Сейчас Одесский припортовый не удаётся продать и за 200 млн. $, как и преодолеть неблагоприятную конъюнктуру для днепровского завода.

«ДнепрАзот» встал из-за дороговизны природного газа, реверсно закупаемого в ЕС и тарифно регулируемого по рецептам МВФ.

Правительство опытных и рачительных хозяйственников получило развёрнутый комментарий коммунальных служб о грядущих и скорых проблемах с питьевой водой по всей стране. Кабинет премиальных управленцев поручил возобновить производство хотя бы средств для водоподготовки. Поручение получено ещё в прошлом месяце, но без финансов для газовых закупок. Соответственно «ДнепрАзот» простаивает, а команды эффективных менеджеров озаботились альтернативными поставками жидкого хлора. Чем он хуже газа или угля, есть же и в Европе химическая промышленность!

Промышленность в ЕС есть, в том числе химическая. Но её продукцию трудно доставить на Украину – доставить деньги румынским производителям хлора вместо собственных как раз легко. Европейские железнодорожные цистерны имеют другую ширину колеи, чем украинские железные дороги. Менять колёсную базу под 60 тоннами химикатов нельзя, как и привозить их автопоездами. Европейский жидкий хлор на пятом году евроассоциации не сертифицирован украинскими ведомствами, процедура нуждается в многомесячном и дорогостоящем согласовании.

Нужно запустить своё производство, т.к. хлорирующих запасов осталось на 7-10 дней. После чего ряд украинских городов узнает свист пустых кранов. Кранов именно с холодной водой – горячая в городе на Днепре отключена несколько лет назад, в 3-миллионом Киеве горячего водоснабжения лишен миллион человек.

С альтернативной решительностью украинские власти предприняли энергичные меры по ликвидации водного кризиса.

Доложено о завершении строительства дамбы на канале, перекрывшем воду в российский Крым четыре года назад. Хотя только на бесплатной днепровской воде с 2014 года можно было заработать пятикратно больше денег, чем необходимо предприятию «ДнепрАзот» для «преодоления неблагоприятной рыночной конъюнктуры».

Правда, дамба длиной 30 метров готова пока на 80 %. В России за аналогичный срок и на 100 % построен 17-километровый мост. Полуготовая дамба готова пустить воду в Крым после его перехода под украинскую юрисдикцию, т.е. никогда. Финансово объект тоже никогда не окупится, его необходимость обусловлена политическими декларациями. Как заявления «У нас холеры нет!» в развивающихся странах…

С хлорированием воды для собственных нужд можно подождать, завершить декоративную дамбу и провести рядом с ней PR-фотосессию гораздо важнее. Питьевая вода прекрасно продаётся в украинских магазинах, в крупных городах есть бесплатные артезианские колодцы. Общение в очередях ликвидирует одиночество и понижает накал социальной напряжённости. Опыт четырёхлетних обстрелов Донецкой фильтровальной станции демонстрирует стойкость гражданского населения к водным трудностям. Регулярные процедуры в личных ванных, душевых кабинах и санузлах стоит признать наследием советского прошлого и подвергнуть широкой люстрации-декоммунизации.

Да и к основанному в 1938 году заводу «ДнепрАзот» можно найти творческий подход – за ужасы сталинских репрессий и за современный дефицит патриотизма в переломный исторический момент. Вопреки любой рыночной конъюнктуре и прочим финансово-организационным отговоркам. Прогрессивные реформаторы постараются избежать катастрофической эпидемии, но виновник европейской холеры известен им заранее.