Украинский кризис энергетической стыдливости

Министр энергетики и угольной промышленности Украины Игорь Насалик

В последнем году «советского угнетения» на Украине было выработано 300 млрд. кВт*часов электроэнергии. В 1990 году из европейских стран только Франция отличалась большими масштабами генерации, т.к. Россия является страной евроазиатской.
За истекшие 27 лет производство украинского электричества снизилось почти вдвое – до 155 млрд. кВт*часов. Это рекордный спад, не имеющий аналогов по длительной устойчивости, по абсолютной и относительной деградации энергетического сектора. Теперь Украина уступает в производстве электричества (только в Европе!) Великобритании, Италии, Испании, Швеции и Польши. Не считая Францию и Россию.

Нынешний уровень в 150-160 млрд. кВт*часов на 55-60 % обеспечивается работой украинских АЭС. В 1990 их доля составляла всего 25 %.
Тепловая генерация снижается не только лишь в результате убийственной АТО и вследствие феноменального отказа от прямых закупок донецкого угля. Вместо 210 млрд. кВт*часов украинские ТЭС и ТЭЦ производят 55 млрд., часть из них заброшена, разворована и порезана на металл. ГЭС вырабатывают 10-14 млрд. кВт*часов, солнечно-ветровые декорации 1.5 млрд. кВт*часов.
Других источников энергии нет ни на Украине, ни в цивилизованном мире.

Приоритет «атомного» сегмента в национальной энергетике – целенаправленная политика всех украинских властей. Де-факто одобряемая общественностью страны с Чернобылем близ собственной столицы.

АЭС выигрывают в плане рентабельности, мощности, управляемости, компактности и при должной организации – даже в экологии. Если пользователь мирного атома отвечает хотя бы одному из следующих критериев:

  1. Обладает собственной научно-технологической и промышленной базой, позволяющей осуществлять суверенную атомную программу (Франция, Россия, Китай, Южная Корея, Великобритания, Япония, частично США и даже Иран);
  2. Обладает значительными финансовыми ресурсами и адекватным политическим курсом для реализации иностранных атомных проектов на своей территории (ОАЭ, Турция, Индия, Венгрия, Болгария, Словакия и т.д.)

Первому критерию Украина никогда не соответствовала, а после майданных «побед» 2014 года распрощалась и со вторым. Причём в буквальном смысле слов и действий. «Остаточно прощевай!» главы государства и суицидальные для экономики блокады подкреплены законотворчеством депутатов с признанием России «страной-агрессором».
Как говорил герой классической комедии: «Это документ, между прочим!»

Если публичный бред от президента можно игнорировать, а самовольные блок-посты объехать, то законодательные нормы приходится выполнять – либо высверливать в них лазейки-исключения.

Товарооборот с «агрессором» растёт третий год подряд, в отличие от выработки украинских киловатт. Донецкий уголь несколько ухудшает патриотичную статистику, так как приобретается у РФ. Зато закупки «агрессорского» газа помогают маскировать европейский реверс. Но с ядерными материалами и оборудованием подобные махинации не проходят, правила и стандарты МАГАТЭ их строго запрещают.

От 500 до 800 млн. $ ежегодно украинские власти выплачивают «Росатому» и его дочерним подразделениям за полный цикл обслуживания своих АЭС.

За 27 лет независимого существования и за четыре полных года антироссийского прозябания ни один западный концерн не проявил интереса к инвестициям в украинскую атомную энергетику. Единственные достижения киевских реформаторов – закупка топлива на шведском заводе «Вестингауз» (до 35 % от необходимого) и строительство хранилища ядерных отходов под Чернобылем на европейские кредиты. Как раз для отработанных сборок из Европы. Но эффективность такого способа «остаточно прощеваться» с «Росатомом» приводит к усилению украинской зависимости от «Росатома».

Топливо «Вестигауза» дороже, его использование в реакторах украинских АЭС сложнее, а любое хранилище имеет свойство заполняться. Чернобыльский объект для переработки и утилизации ОЯТ не предназначен.

Профильные специалисты в ранге министров обязаны понимать энергетические реалии страны не хуже шкурных. Ибо о личных нуждах они заботятся выдающимся образом, награждая себя премиями в миллионы долларов – в счёт будущих выплат от «Газпрома», более чем гипотетических.
С трибун министры-специалисты могут нести любую чушь, благо гарант издевательств над конституцией показывает впечатляющий пример по пять раз в неделю. Но полный развал самостийной энергетики будет иметь катастрофичные последствия – как для страны в целом, так и для премиальных владельцев в частности. И на майамской вилле можно утонуть в личном бассейне, причём даже без воды и не имея желания купаться…

Отсюда непубличные и настойчивые попытки украинских чиновников договорится с «агрессором» о взаимовыгодном сотрудничестве не только лишь по газу и углю. Большой резонанс вызвало официальное письмо министра энергетики Украины заместителю генерального директора российского «Росатома».

Кроме ужасающих оборотов «Уважаемый» и предательских обращений на «Вы» с большой буквы, письмо содержит предложение обсудить производство тепловыделяющих блоков ТВЭЛ на Украине. А также «других совместных проектов в области атомной энергетики». Ради чего украинская делегация готова выехать в Брюссель, согласовать повестку дня, удобные для россиян место и формат переговоров и прочее.

На заседании реформаторского кабинета министров автор письма получил показательную взбучку за (пренебрежение маскировкой) диалог с представителями «страны-агрессора».

Хотя перед заседанием пан провинившийся министр успел заявить:

  • Я этого письма не писал;
  • Я писал письмо другое;
  • Я никакого сотрудничества не предлагал;
  • Я обижен недоверием и недопониманием со стороны коллег;
  • Я подписываю письма не читая, у меня очень много дел.

Тем не менее министр энергетическо-эпистолярного жанра был пригвождён к позорному столбу. Председатель украинского правительства запретил вести ведомственный диалог с РФ, обязал согласовывать свои предложения с МИД и лично с ним.

То есть сотрудничать, обсуждать и реализовывать совместные с «агрессором» проекты можно, но исключительно централизованно – «действуя в рамках директив и мандатов, которые предоставляет украинское правительство».

А куда деваться, если без АЭС с российскими реакторами и топливом наступит Европа XVIII века. Министр уничтожения здравоохранения тоже старается именно в этом направлении.

Директивы и мандаты киевского правительства позволяют закупать вертолётные лопасти, нефтепродукты, ядерное топливо и десятки других товарных позиций в РФ. Как и готовиться к производству ракет «Зенит» для запусков с российского космодрома «Морской старт». Избирательная застенчивость наилучших реформаторов порой бьёт рекорды, как и спад украинской генерации.

Опубликованное в рамках конкурентной грызни письмо позволяет задуматься об актуальности производства ядерных сборок ТВЭЛ на Украине. В сложившихся условиях данный проект едва ли отвечает российским интересам.