Украинский кризис безвизовых условий

Фотоколлаж

Безвизовый режим с Евросоюзом – главное достижение киевского режима за 3.5 года успешнейших реформ. Примечателен факт реализации этого достижения за пределами украинских границ, с наибольшей пользой для надменной Польши. Официальная Варшава качественно подготовилась к массовому приезду украинских «туристов». Предоставив им возможность трудиться во благо польских работодателей, с полуявным нарушением безвизовых условий и с откровенным саботажем миграционных квот ЕС.

Известно о наличии от одного до полутора миллионов украинских гастарбайтеров в панском подчинении. Общее же количество вакансий для дешёвой и бесправной рабочей силы с востока оценивается в пять миллионов человек. Эти вакансии имеются и создаются именно в Польше. Другие восточные евространы не могут похвастаться потенциалом экономического роста, вынуждены учитывать ксенофобию родного электората, с недавних пор конфликтуют с украинской властью либо дистанцируются от ассоцианта.

Венгрия крайне недовольна дискриминационным законом об украинском образовании, требует его отзыва, радушно принимает украинских граждан исключительно венгерского происхождения. Будапешт грозит Киеву препонами дальнейшей евроинтеграции и в декабре с.г. уже помешал совещанию в формате «Украина-НАТО». Признаков отмены образовательного закона не наблюдается – соответственно наивно ожидать смягчения венгерской позиции на украинском направлении.

Чехия устами президента озвучила тезис «Продайте Крым и хватит санкций!». Тезис подвергся резкой критике и на Украине, и в России, и в самой Чехии. Однако всего через месяц после его оглашения в чешских политических элитах наблюдается дискуссия по вопросу «А так ли Земан был неправ?». В чешских бизнес-элитах преобладает мнение «Земан совершенно прав — в части, касающейся отмены обременительных для Чехии санкций!».
Только в декабре 2017 в РФ побывало больше чешских бизнесменов, чем на Украине с февраля 2014 года. Кроме того, Чехия находится в стадии формирования самого евроскептического правительства с момента вступления в ЕС, что способствует изоляционизму на том же украинском направлении.

Словакия извлекает существенную финансовую выгоду из политизированного газового реверса на Украину, на чём сотрудничество двух стран по большому счёту и заканчивается. Отношения с Прагой и Братиславой у официального Киева скорее формальные, чем партнёрские.

Болгария получила новогодний «подарок» от украинских властей – иск в европейскую комиссию по защите конкуренции. Украинский Оборонпром оспаривает право Болгарии модернизировать боевые самолёты МиГ-29 у производителя, владельца патентов, оборудования, квалифицированных кадров и т.д. – то есть у российской корпорации «МиГ».
Заставить болгар сотрудничать с производителем самовзрывающихся миномётов и танков из мусорных баков едва ли возможно – но саботировать заключение контракта с РФ вполне реалистично. Министр обороны балканской страны уже назвал украинский иск «Методом парализовать болгарскую военную авиацию».

Из имевшихся у Болгарии в 1990 году 22 истребителей МиГ-29 сохранилось 15, в воздух способны подняться 7. Использовать самолёты советской постройки планируется до… 2030 года, другой военной авиации бедным странам восточного фланга НАТО никто не предоставит. В 2006-2009 гг. Болгария уже модернизировала свои истребители в России и успешно ими пользовалась. Нынешнее продление ресурса для 12 боевых и 3 учебных бортов стоит всего 49 млн. $, что сопоставимо с ценой одного подержанного F-16. Новые F-16 при закупке сразу 48 машин в 2006 году обошлись Польше в 73 млн. $ за единицу. Это явно превышает возможности болгарского бюджета – как сейчас, так и в обозримом будущем.
Стоит заметить, что действующий президент Болгарии – лётчик-ас, пилот МиГ-29, бывший командующий ВВС Румен Радев – вряд ли останется равнодушен к форменному издевательству украинских «партнёров». Методы парализации бывают разные.

Таким образом экономические преференции безвиза сосредоточились в Польше, действенным образом помогая стравить протестный пар на Украине, позволяя коррумпированным реформаторам имитировать реформы и шантажировать Европу войной на Донбассе. Брюссель и Берлин – центры политической власти ЕС – оказались в положении «полезных идиотов».
Безвизовая морковка три года служила интересам всего ЕС. После её долгожданного вручения Евросоюз утратил действенный рычаг давления на Киев и приобрёл варшавскую фронду «Мы приняли миллионы беженцев из Украины и на других переселенцев не согласны!».

Жернова европейской бюрократии мелят медленно, но неумолимо. 20 декабря 2017 года, через полгода после введения безвизового режима с Украиной, Еврокомиссия назвала условия дальнейшего сохранения права батрачить в Польше. Суверенные революционеры победившей гiдности обязаны:

  • Усилить сотрудничество с европейскими представителями с целью снизить риски незаконной миграции из Украины в ЕС (трудовая миграция в Польшу незаконна для ЕС);
  • Разъяснить украинским гражданам права и обязанности при пребывании в ЕС (туристически тратить деньги хорошо, зарабатывать в ЕС плохо);
  • Отменить закон о декларации доходов антикоррупционными активистами (очередной рекорд независимости, на этот раз законодательной);
  • Отреагировать на дикие суммы и ценности в e-декларациях высшего чиновничества (пристыдить чинуш или что?);
  • Восстановить авторитет национального антикоррупционного бюро (ты меня уважаешь?);
  • Решительнее бороться с организованной преступностью, улучшить финансирование полиции (а как же щит Европы, где сакральный джавелин?);
  • Обеспечить устойчивость и эффективность антикоррупционных реформ на Украине (действующие власти должны изобличить, арестовать, осудить и посадить сами себя).

Еврокомиссия напомнила украинским властям о возможности отмены безвизового режима в любой момент, исходя из общеевропейской целесообразности. Выполнить требования ЕК невозможно, достаточно ознакомиться с последним пунктом.
Ибо негоже игнорировать пожелания Брюсселя и Берлина касательно приватизации, распродажи карпатского леса, земель сельскохозяйственного назначения и т.п. — останетесь у разбитого корыта единственного достижения реформ как предостережение строптивой Польше.