Украинский кризис акустических ударов

Фотоколлаж

Акустический удар в строгом значении термина возникает при воздействии на человеческие органы чувств и различные предметы скоростной звуковой волны. Источник поражающего эффекта должен преодолеть скорость звука в непосредственной близости от пострадавших органов с предметами. Сверхзвуковая волна способна выбивать оконные стёкла и наносить повреждения более прочным материальным объектам.
Человека акустический удар может контузить, что подтверждено многочисленными исследованиями и наблюдениями. Сбить человека с толку, лишить способности связно мыслить и адекватно действовать не удавалось ни одному звуковому явлению до 28 февраля 2018 года.

Решение стокгольмского арбитража по российско-украинским газово-транзитным разногласиям создало интереснейший и в то же время опаснейший прецедент. Для наилучших киевских реформаторов медная победная труба оказалась важнее собственно газовой трубы – собственной ГТС и всех её доходов. Хотя победа «Нафтогаза» над «Газпромом» предварительна и вся приятность материального характера (2.56 млрд. $) не имеет оснований для воплощения, особенно для немедленной реализации.

Российское ПАО уже подало одну апелляцию в шведский суд на спорное решение арбитров и готовит вторую. До рассмотрения обжалований по существу ожидать выплаты крупных сумм – апофеоз наивности и/или мелочного политиканства. Чем «победители» российского концерна и заняты вот уже вторую неделю подряд.

Украинское правительство ввиду успеха акции «Прикрути!» озаботилось арестом акций и прочих активов «Газпрома». Накручивая очки дешёвой популярности и занимаясь очковтирательством. В рамках выполнения решений Стокгольмского арбитража требуя удовлетворить постановления украинских судов и антимонопольных органов – постановления, которые означенный арбитраж 28 февраля 2018 года как раз и отменил.

Кабинет украинских министров вспомнил о штрафе в 86 млрд. гривен, наложенном на «Газпром» в январе 2016, т.е. два года назад. За ужасное прегрешение – злоупотребление монопольным положением на украинском газовом рынке. Реформаторский кабмин припомнил удвоение штрафа годом позже и активно разыскивает 172 млрд. гривен для победной конфискации 6.7 млрд. $ по текущему курсу. Попутно позабыв ещё об одном истекшем годе, так что сумму претензий можно было довести и до 10 млрд. $!

Ещё в 2016 году в украинской юрисдикции были обнаружены активы пяти дочерних компаний «Газпрома». К сожалению для европейских экспроприаторов, предметной реквизиции подлежала собственность только одной, ЧАО «Газтранзит». Ей принадлежит часть газопровода «Ананьев-Тирасполь-Измаил», частично расположенного в Одесской области. Согласно теоретическойоценке позапрошлого года, «Газтранзит» можно было выпотрошить на 15-17 млн. $. При условии обнаружения богатого и контуженного покупателя с дееспособностью для одной лишь чековой подписи.

В марте 2018 волевым постановлением украинского правительства имущество ЧАО «Газтранзит» переоценено до 23-25 млн. $. Но слепоглухой инвестор на роль счастливого обладателя пустой региональной трубы так и не найден. Скорее к подобной судьбе готовят всю украинскую ГТС, причём готовят высшие чиновники страны.

В истекшем 2017 году посредством украинской ГТС «Газпром» поставил в Европу 93 млрд. м3 голубого топлива. Что принесло украинскому бюджету около 3 млрд. $ валового дохода. Или 2.2-2.5 млрд. $ чистой прибыли чисто на транзите – но и источник у этой прибыли только один. Злоупотребляющий монопольным положением на украинском газовом рынке агрессорский источник…
С ноября 2015 киевские реформаторы официально не покупают российский газ и не покупают его по сей день. Странно, что «Газпром» до сих пор не осужден за пренебрежение монопольным положением на украинском газовом рынке. Буксует судебная реформа, не зря ЕС и МВФ озадачены.

Но куда большая странность в пренебрежении очевидной истиной – без российского газа украинская ГТС никому не нужна и даром. Во сколько бы трубопроводы, компрессорные станции и обширные хранилища не оценить, как бы их прокачивающие мощности не превозносить, каких бы инвесторов не выдумывать. Вся система построена и работает на природном газе, приходящем с востока. Приходящий и проходящий газ до сих пор приносит Украине 2.5 млрд. $ ежегодного дохода.
МВФ каждый кредитный и тоже ежегодный миллиард обременяет массой дополнительных условий. Кроме ростовщического Фонда других заёмщиков не видать ни в телескоп, ни в микроскоп.

Украинские власти ничего не предлагают и не делают для сохранения газового транзита.
Точнее, предлагают «Прикрутить!» потребление и распустить школы с детсадами – чего не происходило во время газового кризиса 2009 года в январе месяце.
Предлагают тихой сапой повысить газовые тарифы для сплочённого новым кризисом населения – с 1 апреля и сразу на 62%, для дополнительного комического эффекта во всемирный день смеха.
Предлагают продать за 6 млрд. $ пачку несчастных акций, которые и 6 млн. $ не стоят.
Предлагают скандалить «Заплатите немедленно по стокгольмскому вердикту!» и спокойно тянут с оплатой 3 млрд. $ по вердикту лондонскому. Хотя второе решение вынесено на два месяца ранее первого и спокойно ожидает апелляционного разбирательства.
Украинские власти фактически и предметно поддерживают строительство магистральных газопроводов в обход Украины, способствуют переходу собственной страны с виртуального на физический реверс природного газа.

Оглушённо-офшорный президент позволяет себе следующие публичные высказывания:

«Если Россия не уважает закон и не следует решениям суда, то в результате она будет полностью разрушена…»

Наш мальдивский Палмерстон поражает Русь на карте истерическим перстом.
Дело не в реалистичности разрушительных пожеланий, но в деструктивности самой позиции «Мы накажем, мы заставим, мы оштрафуем, мы реквизируем».
Так не ведут серьёзный бизнес, этого ли не знать самому успешному бизнесмену из украинских президентов и его карманному директору винницкого рынка (премьер-министру то бишь).

На Украине много лет как нет активов «Газпрома». Изъятие транзитного газа – самоубийство не только политическое. Нынешняя истерика гiдных чинуш-бизнесменов серией мощных акустических ударов ликвидирует ценность украинской ГТС. Отражаясь на перспективах российской государственности и на рыночной стоимости «Газпрома» лёгким попутным дуновением. Генеральный шлях евроинтеграции требует всё новых реверсных, тарифных и прочих издержек.
Возможно, именно поэтому «Нафтогаз» закрывает офис в России и открывает офис в Германии – поближе к новому источнику газового распределения всей Европы посредством «Северных» и других обходных потоков.