Три проблемы чешской обороны

Бойцы чешской армии

Чехия вступила в НАТО почти 20 лет назад и сразу же оказалась в безопасном тылу разбухшего альянса. Новые внешние рубежи евроатлантической солидарности оказались далеко от чешских границ. Руководящая и направляющая сила НАТО направила небольшие чешские контингенты на борьбу с международным терроризмом под своим чутким руководством. На чём блоковые обязанности по большому счёту и завершились, до нового витка антироссийской истерии коллективного Запада с 2014 года.

Миссии чешских вооружённых сил в Афганистане, Ираке, Мали и на Балканах отличаются скромной численностью, аналогичными задачами и минимальными потерями, а потому весьма успешны и почти невидимы. Материально-техническое оснащение армии и ВВС поэтапно и неспешно переходит на западные стандарты. По уважительным географическим причинам Чехии не нужен военно-морской флот – один из весьма затратных компонентов оборонного строительства.

До недавних пор Праге удавалось сочетать рачительную экономию военного бюджета со значительным экономическим ростом. Вполне возможно, что данные процессы прямо и непосредственно связаны друг с другом.

Чехия сумела сохранить промышленное производство, собственную валюту и даже коммунистическую партию с весомым парламентским представительством. Избежала инфляции, девальвации, массовой эмиграции и периода бандитского капитализма. Привлекла крупные инвестиции, интегрировалась в единый европейский рынок с солидным профицитом торгового баланса и разносторонне развитой экономикой. Благодаря АЭС при дефиците прочих минеральных ресурсов Чехия экспортирует излишки электроэнергии, количество туристов сопоставимо с численностью всех наличных граждан, ВВП на душу населения достиг 33.000 $ (по ППС) и почти сравнялся со средним по ЕС.

Военные же расходы Чехии с 2008 года мирового финансового кризиса плавно снижались и уменьшились с 2.9 до 1.9 млрд. $ в минувшем году. Значительные средства направлялись на прямое материальное стимулирование, на пенсии и льготы военнослужащим. Боевая техника использовалась по остаточному принципу, а закупалась и арендовалась (!) из прагматичных соображений. Именно в аренду взята эскадрилья шведских истребителей «Гриппен», а вертолётный парк советского производства пополнился 30 машинами Ми-171Ш производства российского. Средства ПВО не обновлялись совершенно и больше схожи с декорациями минувшей эпохи, чем с грозой иностранных налётчиков.
Теперь лидеры НАТО обвиняют Чехию в открытом небе перед новым-старым противником альянса, что представляет для республики имиджевую проблему. Так как возможностей на закупку и эксплуатацию даже нескольких современных истребителей у Чехии нет.

При этом у Чехии есть средства на закупку бронированной техники для сражений неизвестно с кем, за тысячи километров от любого потенциального врага. На данном милитаристском направлении достигнут новый финансовый рекорд восточного фланга НАТО.
До марта 2018 года пальма сомнительного первенства принадлежала Литве, импортирующей 88 германо-голландских бронетранспортёров Boxer по цене 4.4 млн. $ за единицу. Хотя для самих ФРГ и Нидерландов, а также для далёкой и состоятельной Австралии колесные «боксёры» обошлись по средней цене 3.9 млн. $. Что тоже непозволительно дорого, т.к. сопоставимо со стоимостью современного танка западного производства.

В марте 2018 министр чешской обороны огласила тендер (разумеется, исключительно для нато-производителей) по закупке новых БМП для армейских нужд. Предполагается приобретение 210 машин на общую сумму 2.6 млрд. $ в течение 2020-2024 гг.
Легко вычислить нокаутирующий эффект подобной сделки для всего оборонного бюджета Чехии, пусть и с разбивкой на четыре года. А также потрясающую стоимость новых чешских БМП в 12 млн. $ за единицу. Что дороже любых танков, включая «Леопарды» последних модификаций или инновационных южнокорейских «Чёрных пантер». Прекрасно зарекомендовавший себя на многочисленных фронтах сирийской войны танк Т-90 продаётся на экспорт за 2.5 млн. $.

Особую пикантность механизированным планам чешских стратегов придаёт текущее осуществление контракта по закупке австрийских БМП «Pandur», 107 единиц на сумму 0.825 млрд. $. По бронемашинам небольшая центральноевропейская страна намерена захватить региональное лидерство. За новый лакомый контракт разворачивается серьёзная битва между американскими, немецкими и британскими концернами. К вящему удивлению и нарастающему беспокойству австрийских производителей БМП «Pandur».
Опрометчивая безблоковость Австрии оставила её за бортом НАТО и не позволяет рассчитывать на участие в новом бронированном конкурсе с рекордными призовыми (по сути, коррупционными) выплатами. В эпоху бездоказательных газовых обвинений дипломаты Великобритании и ЕС приравнивают австрийский нейтралитет к пособничеству отравителям!

Однако главная проблема чешской обороны затаилась не на арсеналах и складах, не в ловкости прожжённых дельцов, не в алармистских горлопанах, не в странных по дороговизне и актуальности контрактах.

Главная проблема осуществляет высшее руководство чешскими вооружёнными силами на правах главнокомандующего.
Главная проблема позволяет себе споры с послом самих Соединённых Штатов, имеет наглость иметь своё мнение по Крыму и вообще критически мыслить в национальных интересах Чехии.
Главная проблема вновь выиграла президентские выборы в январе 2018 года с подозрительным отрывом от конкурента и зовут её Милош Земан.

Президент Чешской Республики дал распоряжение одной из спецслужб страны проверить информацию – мог ли тайно-знаменитый газ «Новичок» разрабатываться и/или производиться на чешской территории.
Не заявил, что этот газ разрабатывался или производился в Чехии.
Не предположил причастность к отравительной деятельности государственных структур или частных лиц своей страны.
Не отказался от участия в евроатлантическом перформансе высылки дипломатов РФ из-за бредовых подозрений неких загазованных островитян.
Приказал проверить информацию Службе информационной безопасности – т.е. выполнить непосредственные и профильные обязанности СИБ из соображений государственной необходимости.

За что удостоился подозрений в предательстве и в государственной измене от нескольких депутатских фракций, бурного осуждения в чешских и европейских СМИ.
За желание выяснить реальное положение дел, без лондонских суфлёров и вашингтонских декламаторов.
Если каждого искателя неудобной правды объявлять изменником и предателем, то сторонников альтернативного мнения тогда логично расстреливать на месте или попросту линчевать. Особенно при обнаружении оппонента на столь незаслуженно высоком посту. Оборона современной политической Европы от здравого смысла деградирует именно в этом, ещё пару лет назад немыслимом направлении.