Трещины европейского раскола

Флаг ЕС, фотоколлаж

На фоне стремительно развивающейся в Европе пандемии коронавирусной инфекции новое нашествие беженцев на ЕС вместо лютого шторма оказалось лёгким бризом. Но стихия улеглась не по воле природных сил, а в результате договорённостей – к которым Евросоюз имел самое отдалённое отношение. Московские переговоры лидеров России и Турции снизили давление на «Европу единых ценностей и приоритетов»… Но какова на деле континентальная сплочённость?

Политики, общественники и масс-медиа ЕС признают (обсуждают, осуждают, паникуют, пытаются найти решение) следующим проявлениям «единства»:

Раскол между доходами и расходами, что уже вызвало появление нескольких государственных фракций внутри Евросоюза. Группа 15 акцепторов (вся Восточная, Южная и Центральная Европа) яростно спорит с группой скромных доноров (Швеция, Австрия, Нидерланды и др.) Под пристальным наблюдением лидеров ЕС – Германии и Франции – которые модерируют дискуссию и бюджет на семь лет.

Лоскуты финансового единства каждый тянет на себя.

Раскол по отношению к секс-меньшинствам и прочей агрессивной толерантности. Всего одно социологическое сопоставление – в Нидерландах 70% граждан положительно относятся к усыновлению детей однополыми парами, в Польше – 7%, в 10 раз меньше!

Разрыв между странами постсоциалистического и западного блоков по многим аспектам терпимости и мультикультуризма только растёт. В том числе по отношению к базовым ценностям – семейным, религиозным и мировоззренческим. В том числе по государственной политике поддержки этих ценностей и по эффективности этой политики.

Раскол от волн миграционного кризиса. Группа акцепторов тут победила, как достославный царь древнего Эпира. Толпы беженцев и гроздья проблем достались состоятельно-толерантным странам. Распределение «новых европейцев» по квотам полностью провалено и перестало даже упоминаться на саммитах ЕС.

Пока греческая полиция стреляет боевыми патронами по беженцам, в крупных городах Германии проходят митинги осуждения греческой жестокости. Они собирают тысячи человек. На просторах от Таллина и Варшавы до Рима и Мадрида нет даже одиночного пикета Je Suis Migrants – о каком единстве тут можно говорить?!

Раскол по боеготовности диванных патриотов. Опросы общественного мнения демонстрируют европейскую готовность воевать с РФ тем большую, чем страна дальше от РФ. Быть может, за исключением Польши.

Разрыв опять же достигает десятикратного значения. Например, при сравнении британской решимости (68%) поддержать союзника по НАТО в случае российского нападения и решимости болгарской (6%). Пусть вероятность такого нападения равна 0%, но обе страны входят в военно-политический альянс. Только куда они потянут колымагу НАТО при настоящем военно-политическом кризисе? На передовую, в тыл, в плен или врассыпную от постылой повозки?

Ещё есть различия в подходах к бюрократии, к управлению транспортом, к построению карьеры, к выстраиванию досуга и т.д. Даже браков между жителями разных стран ЕС сейчас меньше, чем 20 лет назад – когда Евросоюз был вдвое меньше. При обзоре европейского «единства» с каждым годом трудно найти примеры его конкретных проявлений и тем более перспектив.

Поэтому многолетняя антироссийская пропаганда предстаёт для Старого Света в новом свете. Не как суицидальный метод внешней политики, но как средство для внутреннего употребления.

Как замерзшая вода разрывает стеклянную бутылку, так хрупкое эфемерное единство Евросоюза может вскоре рухнуть. Ибо трещины европейского раскола усилиями властно-медийных персонажей залиты и скреплены крайне опасным элементом — русофобией.

ПОДЕЛИТЬСЯ: