Торговая война крупнейших экономик…

Президент США Дональд Трамп и председатель КНР Си Цзиньпин

… объявлена Вашингтоном всего три месяца назад. Хотя американский НЭП (новая экономическая политика) стартовал сразу же после инаугурации президента № 45. Однако тяжёлый и продолжительный Хакергейт, пикировки с собственным Конгрессом, дефицит преданных кадров и откровенный административный саботаж помешали новой администрации Белого Дома в столь праведном начинании.

Официально США не имеют ничего против Китая и готовы «строить прекрасные отношения со всеми странами», включая ракетно-ядерную КНДР или осколки Ливии. Вот только выгоду от строительства должны получать именно США – ради чего можно пожертвовать не только международным правом и традиционными принципами, но и союзническими отношениями. Отношения с вероятными противниками «богоизбранной Америки» первым делом попадают в зону риска MAGA.

Команда Д. Трампа и сам лидер США твёрдо убеждены – американскому торговому балансу необходимы кардинальные перемены. Пусть и вопреки краеугольному принципу свободной торговли и прочим замшело-либеральным стереотипам, а также независимо от состояния производственных мощностей в США.

Проще говоря, от товарного экспорта следует получать больше и меньше тратить на импорт. При «слабаке» Обаме государственный долг США вырос до астрономических 20 триллионов долларов. Только на обслуживание финансовых обязательств приходится расходовать около 20 % доходов федерального бюджета США – что сопоставимо с циклопическими военными затратами!

По итогам 2017 года американский экспорт составил 2.35 трлн. $, но импорт достиг 2.9 трлн. $. Все другие крупные экономики планеты отличаются профицитом торгового баланса. В ФРГ он превышает 200 млрд. $ (в целом по ЕС всего 30 млрд. $, и кому же на пользу евроинтеграция?) В России с «порванной в клочья экономикой» – свыше 120 млрд. $, в Японии 110 млрд. $, в Южной Корее 70 млрд. $ и т.д.

Согласно теории MAGA, зияющая дефицитная «дыра» в 550 млрд. $ высасывает соки и перспективы из США. Половина опаснейшей прорехи обусловлена торговлей с КНР – 276 млрд. $. Важно отметить, что поставки товаров в США обеспечивают львиную долю китайских внешнеэкономических доходов. Тем самым «ликвидация несправедливости в торговле с КНР» улучшает финансовое положение США и ликвидирует китайские возможности глобального влияния.

Пристрелка торговой войны началась ровно через год после инаугурации Д. Трампа.

22 января 2018 введены американские пошлины на ввоз солнечных батарей и стиральных машин. Канаде дозволено экспортировать данный вид бытовой техники безпошлинно, значимых протестов от других стран не поступало, ответных мер не зафиксировано. Хотя тариф в 50 % от стоимости стиральной машины трудно классифицировать иначе, чем «грабительский». Но если все согласны, двигаемся дальше…

В международный женский день 8 марта вступили в силу «металлические» пошлины. Импортный алюминий обложен 10 % поборами, импортная сталь – 25 %. Право свободного ввоза алюминия и стали власти США увлечённо распределяли между ближайшими «партнёрами» на протяжении нескольких месяцев. К концу весны 2018 года оно осталось у самых малозначимых (для США) производителей – Аргентины, Австралии, Бразилии и Южной Кореи. Евросоюз, Канада и Мексика получили «металлических» пошлин по максимальному тарифу.

Уже 5 июня Мексика ввела ответные торговые меры против США – на некоторые виды готовой стальной продукции, на сельскохозяйственные товары и на алкоголь. Но бывший гегемон уже перешёл в наступление на основном направлении и не обратил внимания на мексиканские партизанские уколы.

15 июня 2018 года введены пошлины США на высокотехнологичные товары из Китая. В размере 25 %, на импорт в 50 млрд. $ и без срока давности. То есть дефицит торговли с КНР теоретически сразу же сократился на 12.5 млрд. $. В первоочередном списке значилась продукция на 34 млрд. $.

17 июня Китай как суверенное государство с чувством собственного достоинства, действуя в строгом соответствии с национальными интересами и нормами ВТО объявил об ответных пошлинах. На американские товары (главным образом автомобили и агропродукцию) суммой 34 млрд. $ по ставке 25 %. Теоретическая выгода вашингтонских стратегов сократилась до 4 млрд. $, практическая до нуля.

21 июня Турция отказалась смиренно принимать торговый диктат США, ввела пошлины размере от 5 до 70 % (!) на ряд продукции Made in USA. Именно три месяца назад Анкара перешла Рубикон заокеанского гнева, причём вполне осознанно.

Турецко-мексиканский пример оказался заразительным.

22 июня Евросоюз объявил симметричные пошлины на стальные и алюминиевые изделия из США, а также на многострадальную продукцию американских фермеров.

1 июля аналогичные меры применила Канада.

6 июля на торговую войну США не только лишь с Китаем отреагировала Россия. Американская строительная техника, оптоволокно, оборудование для нефтегазовой отрасли и металлообработки обложены дополнительным налогом в размере от 25 до 40 %.

19 июля ЕС перевёл «металлический» конфликт на новый уровень – введены квоты на ввоз стали из любой страны в случае превышения средних импортных показателей за три последних года.

Но бывший гегемон сосредоточился на Китае и скрипя зубами пренебрёг тылами.

7 августа 2018 года активированы американские пошлины на китайские товары стоимостью 16 млрд. $, 8 августа власти КНР ответили абсолютно симметрично. Также в августе состоялся авантюрный наскок Белого Дома на российских производителей алюминия. Действительно жёсткие санкции против «Русала» привели к падению стоимости компании, к проблемам на ряде европейских и американских заводов… и к 20 % росту мировых цен на алюминий, вот так сюрприз!

30 августа президентом США подписан примечательный указ о возможности пренебрежения пока что «металлическими» пошлинами. Если американская компания не может закупить потребного количества алюминия и стали на внутреннем рынке, то получает аусвайс беспошлинного импорта. Для возрождения американской металлургии требуется несколько лет и сотни миллиардов долларов инвестиций – в производство, в «социалку», в обучение, в инфраструктуру.

Ничего похожего за весь период торговой войны не наблюдается. Нефтяные корпорации США не могут нарастить добычу в благоприятнейших ценовых условиях осени 2018, что уж говорить о ржавом поясе американского Среднего Запада…

17 сентября 2018 года состоялся самый громкий залп торговой войны между США и КНР. Вашингтон ввёл пошлины на китайские товары стоимостью 200 млрд. $… но размер сбора составил всего 10 %. Китай ответил налогообложением американской продукции ценой 60 млрд. $. Потенциальная выгода бывшего гегемона равна всего 14 млрд. $ или 5 % от дефицита торговли с Поднебесной.

Председатель КНР стал первым незападным гостем в личной резиденции президента США. Всего полтора года назад, в апреле 2017, Д. Трамп радушно принимал товарища Си в собственной резиденции во Флориде. Было сказано много ободряющих слов, было поднято много тостов, было подано немало изысканных блюд.

Наиболее оригинальным оказался десерт – китайский лидер был проинформирован о ракетном ударе США по Сирии самим главнокомандующим US Army. По совершенно фальшивому поводу, без соблюдения даже иллюзии законности, с привязкой к графику визита председателя КНР – для откровенного давления на вероятного противника не только в торговой войне.

Китай получил предупреждение о нападении из первых рук и за год до противостояния во взаимных пошлинах.

С тех пор КНР снизила пошлины на тысячи товаров из Азиатско-Тихоокеанского региона, нарастила внешнеторговый оборот на 8 %, его профицит превысил 300 млрд. $. Развиваются взаиморасчёты в национальных валютах, торговля энергоресурсами за юани, идёт отток китайских денег из госдолга США. Снижена регуляции иностранных инвестиций, расширяется количество и качество зон свободной торговли. Китайские вложения в реальную экономику США всегда были скромными, за несколько месяцев торговой войны они уменьшились на 8 млрд. долларов. При этом только госинвестиции КНР только в один проект «Один пояс один путь» уже достигли 70 млрд. $ и ни одно из 80 государств не намерено отказываться от участия о новом Шёлковом пути.

Заокеанское же руководство отличилось безадресной и неэффективной санкционной пальбой по своим, чужим и нейтральным странам.

В США называют рекордный урожай российской пшеницы «угрозой американским фермерам», хотя препоны сельхозпродукции США чинят ближайшие союзники.

Китай подвергается давлению из-за закупок российского оружия – что никак не повлияет на сотрудничество РФ и КНР в оборонной области.

Ядерная сделка с Ираном продолжает действовать, хотя мировой «лидер западной демократии» объявил её ничтожной – однако ничтожным оказалось объявление.

Глава американского Госдепартамента возмущен – «Россия не приносит нам пользы ни на Украине, ни в Сирии». Россия и Китая совместно упрекаются в мягкости по отношению к КНДР и в отказе соблюдать санкции США друг против друга (??!)

Американские потребности во множестве товарных позиций Made in China невозможно отменить торговыми войнами, президентскими указами и Twitter-посланиями. Девять месяцев тарифных баталий и пошлинных манёвров ничего не изменили в торговом балансе США. Противостояние с Мексикой и Канадой уже свёрнуто, ближайшие соседи пошли на малозначимые уступки.

Полноценная трансформация экономики США представляется столь же реалистичной, как и взаимные санкции России и Китая по указке из Вашингтона. Торговая война с КНР фактически закончена. Хотя проигравший инициатор способен ещё на несколько холостых залпов и на пафосные рассказы о своей великой победе.