Территориальные претензии как «элитарный» комплекс

Фотоколлаж

Американский правоконсервативный политик Ньют Гингрич завершил государственную карьеру более 20 лет назад, в январе 1999 покинув пост спикера Палаты представителей Конгресса. Однако продолжил активно и успешно участвовать в политических процессах США, совмещая экспертную деятельность и роскошную частную жизнь.

Н. Гингрич – профессор Национального университета обороны США и член Совета по международным отношениям. Автор самого длительного курса лекций для офицеров академии ВВС США и консультант нескольких министров обороны по стратегическим вопросам. Один из первых влиятельных республиканцев, открыто поддержавший президентские амбиции Д. Трампа – и сумевший остаться в стороне от многочисленных скандалов эпохи MAGA. Даже назначение супруги господина консультанта послом США при Святом престоле избежало особой огласки, тем более обвинений в коррумпированной греховности.

Европейская известность Н. Гингрича связана с высказыванием об одной маленькой, но весьма амбициозной стране ЕС и НАТО. Действующие западные политики вот уже третий год не могут опровергнуть сей могучий афоризм – как по сути, так и по оформлению:

«Не уверен, что следует рисковать ядерной войной из-за Эстонии. Ведь что такое Эстония – это пригород Санкт-Петербурга, русским даже границу переходить не придётся… нам стоит серьёзно задуматься об этом, а странам НАТО – выполнять свои финансовые обязательства перед США…»

Ирония ситуации многогранна. России «для агрессии и границу переходить не нужно», вот до чего дошло коварство РФ! Россия вообще-то не собирается нападать на Эстонию, в отличие от обиженных эстонских «элитариев». Выполнивших норматив «2 % ВВП – на оборону!» ещё до избрания Д. Трампа президентом США. Географическое положение не выбирают, а геополитическое изменилось кардинально, в обескураживающем новобранцев альянса направлении.

Понимание доступно не всем, комплекс «Мы вовсе не пригород!» побуждает к опасной активности.

Эстония – республика парламентская, с населением в 20 % от петербургского. 4 марта 2019 года состоялись очередные выборы в однопалатное законодательное собрание страны. Правящие партии либерально-центристской ориентации традиционно набрали достаточно голосов для формирования кабинета. Однако консервативная партия впервые получила 19 мандатов из 101 – что позволяет активно оппонировать и продвигать оригинальные идеи с парламентских трибун.

Эстонские консерваторы придерживаются откровенно националистических воззрений в многонациональной стране. Резко критикуют ЕС и вообще евроинтеграцию, ввод единой валюты и трудовую миграцию из Эстонии в Финляндию. Громят смягчение отношений к эстонским «негражданам», разоблачают махинации правительства с подсчётом населения, ВВП и даже оборонных расходов. Куда деваются 2 % на оборону, известно разве что эквилибристам от статистики, по «пригородному» военному потенциалу этих расходов незаметно.

Едва опробовав мягкость заседательных кресел, эстонские консерваторы пошли в атаку на Россию, указующим перстом и новым законопроектом.

В эстонский парламент внесён проект документа, требующего от России Ивангород, ряд территорий Псковской области и денежных компенсаций за их российскую принадлежность. То ли с 1944, то ли с 1991 года, но в любом случае на многие миллиарды евро. Эстонские консерваторы предлагают отменить межгосударственное соглашение о границах, провести референдум, изменить конституцию и т.д. Используя договор в Тарту между РФ и Эстонией 1920 года в качестве декорации для пиар-манёвров.

Среди положений Тартусского договора действительно есть принадлежность Ивангорода к Эстонии. Но фундаментальной основой всего соглашения являются «Взаимные гарантии отказа от враждебных действий по отношению друг к другу и пресечение таковых действий на территории обеих стран». Договор в Тарту стал юридическим обоснованием для эстонской независимости в начале XX века.

В XXI веке эстонская политика носит явно враждебный характер по отношению к России, территория страны предоставлена для размещения военной инфраструктуры НАТО, выдвигаются националистические претензии и провокационные требования. То есть борцы с ярлыками американских политиков подрывают базовую основу договора 1920 года, вместе с гарантиями эстонской независимости и безопасности.

Другие эстонские парламентарии рекомендуют силовой диктат как единственный метод диалога с Россией. Министр юстиции периодически страдает арифметическими приступами, подсчитывая российские репарации. Разведывательный департамент уверен в скором нападении ВС РФ на всю Европу – отметившись провалом кадрового шпиона на российской территории. Агрессивная истерика имеет системный характер и оказывает влияние на объективную реальность.

НАТО приближалось к границам другой России – имея миссию не хищника, но стервятника. Мелких и бесполезных падальщиков защищать действительно никто не будет, особенно при риске ядерной войны. Как бы консервативные гиены не старались доказать свою суверенность и решительность, какие бы идеи не генерировали «пригородные элиты» из обманчивого парламентского уюта. Предъявляя территориальные претензии России по заветам басни Крылова.

Возможно, Иван Андреевич любил животных и оберегал человеческую психику вне всяческих сомнений. Потому ограничился описанием лая безродной моськи и тщетности собачьего вокала. Хотя слоны отличаются не только солидным весом, но и проворной реакцией на приближающиеся провокации.

ПОДЕЛИТЬСЯ: