США против Ирана: новые невидимые санкции

Президент США Дональд Трамп и президент Ирана Хасан Рухани, фотоколлаж

Между смысловым значением прилагательных «невидимые» и «невиданные» пролегает дистанция огромного размера. Не меньше географического расстояния от Ирана до США по земным стандартам. По стандартам исключительной «демократии» новые, невиданные антииранские санкции должны были выполнить массу разрушительных функций. Обрушить экономику ИРИ и уровень гражданского благосостояния. Парализовать финансы и торговлю. Возмущённо задрать валютный курс и общественное возмущение. Нейтрализовать внешнюю политику, дезорганизовать силовые ведомства и привести к власти дружественный США режим.

Пока же новые американские санкции носят невидимый характер. Безжалостный и беспощадный к сторонникам управляемого хаоса в Иране.

В мае 2018 года администрация Белого Дома под абстрактными предлогами разорвала ядерное соглашение с ИРИ, посулив Тегерану скорый крах. Под натиском всемирного осуждения и аналогичной изоляции. Примечательна размытость американских претензий к Ирану и как следствие – неготовность б/у гегемона даже к теоретическому компромиссу.

От властей КНДР вашингтонские «стратеги» требуют ракетно-ядерного разоружения – в одностороннем порядке и с улыбчивым энтузиазмом.
От руководства России – предательства двух миллионов крымчан с причитанием «А что тут такого плохого?!»
От лидеров Китая – капитуляции в торговой войне, инициированной вашингтонскими торгашами.
От сирийского президента –  добровольного суицида, от президента турецкого – отказа от С-400.
Европейские «союзники» обязаны максимально увеличить оборонные взносы в американский бюджет.
Саудовские партнёры – проявлять аккуратность при бомбёжках Йемена и мясницких расправах в посольствах.

Заокеанские требования к другим иностранным государствам можно назвать беспардонными, наглыми, заносчивыми или оскорбительными, но они вполне конкретны – в отличие от претензий к Ирану.

Зато подготовка и осуществление антииранских санкций оказались на удивление конкретным саботажем исключительных претензий.

Особым решением Вашингтона был дозволен экспорт иранской нефти в Китай, Индию, Японию, Южную Корею, Турцию, Грецию, Италию и на Тайвань. Уже после введения ужасающих санкций в ноябре с.г. – по случайному совпадению накануне промежуточных выборов в США, для демонстрации республиканской внешнеполитической решимости.

В Китай, Индию, Японию, Южную Корею, Турцию, Грецию, Италию и на Тайвань направляется более 90 % иранского нефтяного экспорта. Странное решение для «самых мощных и консолидированных санкций, когда либо накладываемых на Иран», как заявил президент США.

«Самые мощные и консолидированные» санкции против ИРИ полностью поддержало только одно государство – Израиль. Но США с Израилем на протяжении сорока лет не покупают иранскую нефть!

«Самые мощные и консолидированные» санкции не коснулись 90 % нефтяного экспорта Ирана и полностью обошли вниманием газовую торговлю ИРИ. Не привели к полному отключению платёжной системы SWIFT в этой стране. Не поколебали скепсиса всех остальных участников НАТО и «ядерной сделки» относительно давления на Иран. Вынудили другие суверенные государства к совместной работе по купированию американского финансового давления – и первые результаты этой работы уже проявились.

С мая нынешнего года (выход США из ядерного соглашения) мировые цены на нефть прибавили около 15 % ввиду панических ожиданий – связанных с возможным дефицитом предложения и страхом подлинной жёсткости антииранских санкций США.

С мая нынешнего года руководство России неоднократно подчёркивало незаконность и бесперспективность санкционных заблуждений дорогих заокеанских партнёров. А также отмечало суверенное право вести внешнеторговые операции без оглядки на истеричные вопли, угрозы сомнительной адекватности и схожей эффективности.

С мая нынешнего года турецкие импортёры возобновили приобретение российской нефти, КНР нарастила данный показатель на 7 %, Южная Корея на 20 % и т.д.

Ряд европейских концернов (французская Total, британская BP и др.) уже переориентировались на закупки российской нефти вместо иранской. Избегая формальных поводов для санкций США вместе со странами-исключениями.

С мая нынешнего года Иран официально снизил нефтяной экспорт на 0.8 млн. баррелей в день, добыча «чёрного золота» в РФ выросла на 0.6 млн. баррелей за тот же период.
Никаких серьёзных (или миниатюрных) потрясений в иранской экономике, финансах и общественном спокойствии не наблюдается. Признаков разворота иранской внешней политики ещё меньше.

Точное происхождение нефтяных молекул в европейских НПЗ достоверно установить затруднительно. Если не делегировать следствие сирийским «Белым каскам» или британским токсичным полицейским. Но данных персонажей используют для малобюджетных провокаций с мизерным финансовым эффектом. Глобальная торговля энергоресурсами обходится без их дешёвых трюков.

Дефицита нефти на мировом рынке нет и после введения «самых мощных и консолидированных» американских санкций. Цены на углеводороды облегчённо поползли вниз, к фундаментально обоснованным значениям.
Рестрикции бывшего гегемона свелись к… жалобам специального представителя США по Ирану! Дескать, вражеские танкеры отключают приборы позиционирования и не позволяют отслеживать свои маршруты! Хорошо хоть норвежский фрегат напоролся на танкер под другим флагом, хотя транспондеры отключили именно западные вояки.

Возникает сомнение – не соответствует ли шпионский, военно-морской и союзнический потенциал лидера НАТО мощности невидимых антииранских санкций?