США: прощальный топорный залп

Крылатая ракета BGM-109 «Томагавк»

Семейство американских крылатых ракет Tomahawk состоит из двух десятков модификаций – хорошо изученных, частично известных и формально засекреченных. Знаменитые «Топоры» пошли в серийное производство на финальном этапе «холодной войны», хотя их разработка началась почти 50 лет назад. Данный вид ракетного оружия обладает рядом впечатляющих достоинств – точнее, обладал до недавнего времени.

Американским конструкторам и оружейникам удалось создать унифицированную, точную, надёжную и дешёвую ракету, огибающую рельеф местности при наземном использовании для доставки к цели 500-килограммового «гостинца». При стрельбе по морским мишеням Tomahawk способен лететь на высоте 5 метров. Кроме снаряжения обычной (фугасной) либо ядерной боеголовкой ракета может выполнять разведывательные функции, засыпать врага кассетными зарядами и даже доставлять полезную нагрузку в случае экстренной необходимости – с приземлением на парашюте.

Дальность поражения составляет до 2.500 километров, что предопределило размещение крылатых «Топоров» на корабельных носителях. Сухопутный вариант попал под сокращение согласно Договору о ликвидации ракет средней и меньшей дальности 1987 года. Вариант авиационный получил скромное развитие ввиду больших габаритов и веса снарядов.
Зато вариант морской позволяет охватить «дипломатией канонерок» почти весь земной шар. Позволяет накапливать ударные группировки в нейтральных водах, вести огонь из-под воды, отличается мобильностью, скрытностью и огромной силой первого залпа, не нуждается в согласовании с союзниками и нейтральными государствами.

Разработанные для противоборства с равным по силе соперником ракеты Tomahawk применялись для ударов по врагу заведомо слабому – дезорганизованному и нерешительному. Применялись с большим успехом, уничтожая стационарные и мобильные цели наравне с вражеским моральным духом, парализуя волю и желание к сопротивлению:

– Около 300 «Томагавков» запущено по Ираку во время пустынной бури 1991 года. Средствами иракской ПВО не сбита ни одна, целей достигли 282 ракеты. Процент технического брака при старте и в полёте (15 из 300) стабилен все 28 лет использования Tomahawk в локальных конфликтах.

– Бомбардировки сербского Косово в сентябре 1995 – первый тревожный звонок для фанатов беспилотно-крылатого блицкрига. Устаревшие и очаговые зенитные батареи косовских сербов уничтожили 5 из 13 «Топоров». Насаждение демократии в форме расчленения Сербии пришлось доверить многочисленной авиации НАТО, совершившей 3.200 боевых вылетов всего за один месяц.

– Удары по Ираку в сентябре 1996 года по изумительному поводу – ввод иракской армии в иракский город Киркук. Выпущено 44 крылатых предупреждения по ПВО С. Хусейна, не сбито ни одно. Иракская армия покинула Киркук до 2017 года и была распущена шестью годами позже вместе с иракской государственностью. Всего полгода назад суверенитет Багдада над важнейшим нефтеносным районом был восстановлен и на этот раз обошлось без осуждающих залпов со стороны ВМС США.

– Удары по Ираку в декабре 1998 года, ради… предотвращения разработки химического оружия ужасным Саддамом! По неизвестным причинам коварный тиран разрабатывал химическую отраву на объектах противовоздушной обороны и в армейских командных центрах. Выпущено 415 крылатых ракет морского и воздушного базирования (73% всей взрывчатой нагрузки), поражено около 100 объектов. Иракское ПВО даже не пыталось вести зенитный огонь и окончательно скатилось к статусу « дежурная мишень».

– Война НАТО против Югославии 1999 года началась с массированных ударов «Томагавками» по важнейшим стратегическим объектам Сербии и в первую очередь – по силам ПВО. Всего запущено более 700 ракет Tomahawk, зенитным огнём сбито несколько десятков. Следует заметить, что главные военные преступления натовских «освободителей» – уничтожение пассажирского поезда, рейсового автобуса, колонны албанских беженцев, городской ярмарки – совершены вовсе не «Томагавками», а пилотируемой авиацией.
Модифицированные и модернизированные «топоры» нанесли большой урон сербской противовоздушной обороне, получили массу восторженных отзывов, их производители – пухлые пакеты заказов. В отличие от самолёта-невидимки F-117, снятого с вооружения по итогам агрессии против Югославии.

Вторжения в Афганистан (2001), Ирак (2003) и Ливию (2011) имели одно общее свойство – у очередных антиамериканских «плохишей» средства ПВО торчали несколькими декорациями на прекрасно известных площадках. Соответственно обстрелы этих государств крылатыми ракетами никакого противодействия не получили, вознеся имидж Tomahawk на высоту чудо-оружия.

Хотя за два десятилетия его применили против нескольких стран, небольших и довольно слабых. Эти страны находились в полной международной изоляции, были заблаговременно отсечены от импорта современного оружия, от ремонта и модернизации оружия старого, от подготовки военных специалистов, испытывали огромные проблемы с собственным ВПК, с политической волей руководства и с патриотической решимостью общества.

Миф о непобедимых «Томагавках» разбился в Сирии – в два приёма, в апреле 2017 и 2018 гг.

Прошлогодний удар двух эсминцев ВМС США по сирийской авиабазе «Шайрат» наносился 59 ракетами, сам поражаемый объект зенитной защиты не имел. Согласно усреднённой оценке израильских экспертов (едва ли симпатизирующих официальному Дамаску), зафиксировано 44 взрыва – бетонных ангаров, хранилищ, боеприпасов, топливных резервуаров и одной столовой. Куда подевались как минимум 15 широко разрекламированных крылатых ракет, неясно. Авиабаза возобновила боевую работу уже через 12 часов после массированного поражения и сыграла значимую роль в последующих победах сирийской армии.

Лебединой песней для Tomahawk стала крылатая агрессия США & Co в ночь с 13 на 14 апреля нынешнего года опять же против Сирии. «Красивых, новых и умных» ракет вылетело более сотни, до целей добралось порядка 35. Все шесть атакованных сирийских аэродромов не пострадали. Их зенитные средства сбили все ракеты (от 6 до 18 на одну базу), причём используя средства ПВО советского производства 50-летней давности.

Командование США в азарте победных рапортов доложило о 100% эффективности атаки 14 апреля. Хотя уничтожено всего несколько заброшенных зданий и в отличие от прошлогодних ударов по «Шайрату» не погиб ни один человек. За последующий месяц капитулировали все крупные антиправительственные анклавы. Фаза крупномасштабных боевых действий в САР закончилась совершенно иначе, чем планировали ракетные «друзья» Сирии.
Запуск 105 ракет (50 тонн взрывчатки!) без единой жертвы уже удивителен, но выставка груды обломков недолетевших «Топоров» по-настоящему уникальна. Доставка двух ракет в целёхоньком виде из Сирии в Москву и вовсе беспрецедентна.
Стопроцентная эффективность говорите?

Подлинная оценка эффективности Tomahawk продолжалась несколько недель после провального обстрела Сирии. Ей занимались профессионалы оборонных ведомств США – избавленные от спешки и публичной бравады, располагающие различными источниками информации, техническими средствами, экспертными суждениями, аналитическими заключениями.

Оценка сформулирована в бюджете ВМС США на ближайший 2019 год. Основной потребитель крылатых ракет «Томагавк» отказывается от их приобретения, причём безапелляционно.

Заявлено о «критичной уязвимости низкоскоростных ракет Tomahawk к воздействию современных систем ПВО и ПРО, а также средств радиоэлектронной борьбы…»
Рекомендовано сосредоточиться на совершенно новых ракетах типов LRASM и NGLAW, их серийный выпуск планируется… через 10 лет!

Один из знаковых символов эпохи однополярного мира уходит в малопочётную отставку, с отсрочкой исполнения кадрового решения.

ВМС США располагают около 2.500 опальных ракет. «Томагавками» оснащены 40 подводных лодок, 60 американских эсминцев и 20 крейсеров – практически все корабли основных классов, за исключением авианосцев и стратегических субмарин. «Томагавки» сохраняют роль главного ударного средства для безнаказанной атаки слаборазвитых стран с дефицитом демократии. Однако они утратили устрашающий имидж и неуязвимый ореол. Их можно сбивать, их будут сбивать, а заокеанские стратеги трижды подумают – стоит ли вообще теперь стрелять.

Кроме того, производитель Raytheon допустил фатальную ошибку в долгосрочном сотрудничестве с Пентагоном.

За 30 лет серийного производства стоимость одной ракеты Tomahawk выросла всего в 2 раза – с 0.43 до 0.93 млн. $ и не покрывает даже инфляции! Максимальная цена одного ракетного старта достигла 1.5 млн. $, что чрезвычайно мало для основательного освоения бюджетного финансирования. Предпочтение отдаётся рельсотронам за сотни миллионов, штучным эсминцам ценой 4.4 млрд. $ и авианосцам за 12 млрд. $. Пусть с многочисленными техническими проблемами и сомнительной боеготовностью, зато с рекордными цифрами в графе «Итого».
«Красивые, новые и умные» крылатые ракеты LRASM и NGLAW только создаются, но их разработчики наверняка учтут маркетинговый промах Raytheon.