США: продолжение хакергейта

Президент США Дональд Трамп и спецпрокурор Роберт Мюллер, фотоколлаж

Расследование специального прокурора Мюллера о российском вмешательстве в выборы президента США продолжается полтора года. Оно началось в апреле 2017, подхватив почин ФБР – по официальным данным, бюро вело следствие с июня 2016. Когда президентские шансы Д. Трампа оторвались от его же клоунского имиджа и устремились ввысь, к заокеанскому политическому Олимпу.

Спецпрокурор Р. Мюллер возглавлял ФБР 12 лет (2001-2013 гг.), как раз в пору широчайшего расширения полномочий американских спецслужб по надзору за всем миром. Включая граждан исключительной державы с таким податливым собственным мнением!
Юридическое обоснование тотальной слежки базируется на законе с символическим названием «Акт свободы». Размах и подробности некоторых «свободных» актов разгласил Э. Сноуден более пяти лет назад.

Лучшие кадры, технические средства, политическая защита и поддержка всех значимых масс-медиа поступили в распоряжение следственной комиссии Мюллера. Удалось освоить сотни миллионов долларов бюджетных средств, привлекая профессиональных консультантов и напрягая собственный профессионализм. Следовало показать итоги или как минимум промежуточный результат исправления ситуации «Демократия в опасности!»

Положение осложнялось предварительными целями специальной охоты на ведьм:

  • Изучение попыток правительства РФ вмешаться в американские президентские выборы на стороне Д. Трампа. На момент начала следствия по данному вопросу был достигнут элитарный консенсус. Предположи Р. Мюллер непричастность российского правительства к продвижению «агента Дональда» – сидеть ему в соседней квартире с Э. Сноуденом, это в лучшем случае;
  • Изучение любых контактов между российскими официальными лицами и представителями предвыборного штаба Д. Трампа. Заранее приписав «контактёрам» преступный сговор с целью «навредить американским интересам».
    Разумеется, дипломаты, бизнесмены, творческие личности из России проводили встречи и беседы с окружением Д. Трампа. Необходимость тщательной конспирации таких рандеву не совмещалась со стереотипным сиянием американской свободы.
  • Изучение любых иных вопросов, возникающих в процессе первых двух. Заветный пункт «…и другое», лучший союзник любого бюрократа. Палочка-выручалочка для практических показателей следственной работы – они крайне скупы и грандиозности анонсированных проблем никак не соответствуют.

В 2017-2018 гг. арестовано и осуждено (максимум на три тюремных года) несколько лиц из окружения Д. Трампа – причём по эпизодам, с Россией абсолютно не связанным.

В феврале 2018 было предъявлено обвинение российскому агентству интернет-исследований (13 человек выбрали президента США). Граждане РФ подали коллективный иск в суд г. Нью-Йорка, что шокировало и повысило осторожность следственных фантазёров.

В июле с.г. список американских выборщиков с «золотой акцией» пополнили 12 сотрудников ГРУ ГШ ВС РФ. Физическое существование ни одного из 12 «друзей папаши Мюллера» не подтверждено – стало быть, и судиться с комиссией за клевету и оговоры никто не будет.

В канун 2019 года обнародованы новые результаты следственной езды по антироссийской колее, их главные тезисы таковы:

Всё российское воздействие носило удалённо-сетевой характер. Ни одного полевого агента, диверсанта в машине для голосования, шпиона в избирательных комиссиях, расклейщика провокационных плакатов, резидента с батоном взрывчатки и т.д. не обнаружено.

Российское воздействие на выборы президента США продолжилось и даже усилилось после голосования в ноябре 2016 года, пик активности зафиксирован в апреле 2017. Видимо, российский политический календарь столь же загадочен, как и славянская душа.

Российское воздействие выявлено в процессе изучения 10 миллионов (!) записей в Twitter, около 120 тысяч сообщений в Instagram, более 60 тысяч постов в Facebook и примерно тысяче видеороликов на YouTube. Досрочные бонусы за вредность на производстве всей следственной команде! Они перелопатили миллиарды записей и роликов в сети, таки нашли 0.1 % чужеземного влияния, браво!

Российское воздействие заметили (хотя бы одним глазом) около 20 млн. граждан США. Методика подсчёта «заметности» не разглашается. Влияние скользящего по экрану взора на политические предпочтения носителя неизвестна. За Трампа отдано 62 млн. голосов, есть над чем работать следственной комиссии.

Российское коварное воздействие сопровождалось оплатой за размещение рекламы в рублях, обрывками фраз на русском языке, адресами доменов зоны .ru и прочими аналогами краснозвёздных будёновок с завёрнутой бутылкой Vodka.

Российское воздействие в первую очередь было адресовано… афроамериканцам! Именно по этой причине 90 % афроамериканских избирателей проголосовали против Д. Трампа.

Российское воздействие «использовало уже имеющееся негодование и проблемы США»… Например, русские хакеры сначала поддерживали движение Black Lives Matter, ориентированное против полицейского насилия – а потом восхищались движением Blue Lives Matter, призывающем к защите полицейских!

А сами граждане США не могут иметь свою позицию по актуальным внутренним проблемам?
Или их позиция должна быть однозначна и незыблема, словно профили великих президентов на отвесной скале Рашмор?!

Президент США – фигура весомая, пусть и далёкая от всевластья. Расследование нервировало главу американского государства на протяжении полутора лет и обретает стратегические электоральные перспективы.

Хакергейт стартовал до злополучных выборов в ноябре 2016 с ещё более злополучным результатом. Результат прочно обосновался в Белом Доме и явно намерен баллотироваться на второй срок – не имея значимых конкурентов среди легионов своих заокеанских ненавистников. Если не считать прокурора Мюллера в специальной засаде – времена меняются, методика Л. Х. Освальда теряет актуальность. Обвинения в государственной измене могут завершать головокружительные карьеры не хуже разрывных пуль.

ПОДЕЛИТЬСЯ: