Специфика европейских страхов

Председатель Европейского совета Шарль Мишель, фотоколлаж

На следующий день после официальной даты Brexit, с завидной оперативностью и широким охватом заинтересованных лиц, состоялся саммит европейских государств с пониженной социальной ответственностью. Более половины участников ЕС потребовали сохранить финансирование их нужд за счёт централизованных бюджетов Евросоюза – откуда выпадает солидная доля, ранее заносимая британским львом. Весь февраль продолжались бурные споры между северо-западной и юго-восточной частями Европы, их итог подвёл председатель Евросовета Шарль Мишель:

«Достичь соглашения не удалось, впереди долгий путь трудных переговоров…»

Бюджет Евросоюза составляет огромную сумму в 1 триллион евро на семь лет, британский дефицит оценивается в 70-80 млрд. €. Формируются общие финансы за счёт сборов сообразно валовому внутреннему продукту каждой страны. Поэтому доля Германии превышает 20% от триллиона, а взнос Литвы, к примеру, равен всего 0.11%. Кассовый разрыв между развитыми государствами-старожилами и новобранцами ЕС постоянно увеличивается – вопреки официальным целям о выравнивании экономик, достижений и возможностей!

«Европа двух скоростей» возникла не в воображении госпожи федерального канцлера или президента Франции, а давно существует в реальности Старого Света. Если продолжать литовский пример, то Вильнюс за 15 лет членства получил 20 млрд. € из евроказны, внёс же обратно только 5 млрд. €. Эффективность дотаций вызывает обоснованные сомнения, их успешное использование удаётся разве что Польше – рекордсмену по евросубсидиям, строптивости и склочности.

Клуб 17 реципиентов и группа их оппонентов (Германия, Франция, Бенилюкс, Австрия, Швеция и др.) предложили диаметрально различные концепции выхода из бюджетного кризиса.

Оперативные жертвы сплочённости использовали застенчивую наглость: «Давайте увеличим сборы с 1.1 до 1.3% ВВП, и всё будет хорошо!»

То бишь пусть страны-доноры и дальше оплачивают наш еврофуршет.

Мнение другой стороны стола энергично сформулировал молодой австрийский канцлер: «Следует сократить взносы до 1% ВВП и подвергнуть строгой ревизии все статьи расходов!»

С «поразительной интригой» возобладала точка зрения более состоятельных участников ЕС. Согласительная комиссия подаёт большим достижением уровень сборов в 1.07% ВВП – что выше австрийского ультиматума, но ниже периода «до Brexit»! Разумеется, статьи расходов урезаются – и вот тут возникают наиболее интересные коллизии.

Руководство примерно половины 17 стран-акцепторов позиционирует себя «жертвами российской агрессии». Будь то прошлой, настоящей или будущей. Защита от нападения с востока (в том числе в киберпространстве, от диверсий, шпионажа, сетевых дискуссий и т.п.) имеет очевидный приоритет, речь идёт о выживании государства и сохранении свободолюбивых наций!

Но дотации на сельское хозяйство следует сохранить.

Дотации на ремонты школ и детсадов, на закупку медицинского оборудования и фармацевтических препаратов следует сохранить.

Дотации на модернизацию органов управления, на развитие села, на городское освещение, на демонтаж атомных станций и т.д. следует сохранить, вплоть до финансирования фольклорных фестивалей.

Под нож можно пустить ряд стратегических программ – инновационную «Horizon Europe» (!), космических исследований (!!) и программу военной мобильности ЕС. Причём последнюю – целиком, все 13 млрд. € на период 2021-2027 гг.

Программа военной мобильности ЕС предусматривала целый комплекс мер для улучшения логистики и защищённости еврочленов восточного фланга НАТО. Ремонт и усиление мостов, расширение сети аэродромов и гаваней, обустройство инфраструктуры вокруг военных баз, снижение бюрократических проволочек при манёврах, учениях и любых перемещениях войск. Вместо 13 млрд. € на столь благородные цели предлагалось направить сначала 6.5 млрд., потом 2.5 млрд., затем 1.5 млрд. и в итоге ничего.

Если НАТО, как авторитетно предположил Э.Макрон, является «организмом без мозга», то организм европейской военной инициативы реагирует сообразно настоящим раздражителям и как минимум обладает центральной нервной системой.

На защищённость ЕС с южного фланга и на операции в Африке ассигнования сохранены. Пусть и в урезанном виде, с 10.5 до 4.5 млрд. €. Наиболее примечательно фактическое согласие восточноевропейских «жертв российской агрессии» с экономией на защите от «российской агрессии» – даже не частично, но в виде полного отказа от военной мобильности ЕС! Серьёзные средства не совместимы с расходами на заведомо лживый пиар, особенно при выпадении значимого источника доходов.

Бюджетный дефицит имени островных беглецов обнажил подлинные вызовы безопасности Евросоюза. Ибо из России, из космоса, а также от сокращения инноваций угроз не ожидается.

ПОДЕЛИТЬСЯ: