Скандинавские вирусные дисбалансы

Фотоколлаж

Швеция по-прежнему остаётся изгоем среди изолированных стран Европы. В Швеции работают школы и детские сады, магазины и рестораны, рынки и фаст-фуд, мелкие мастерские и крупные салоны красоты. Функционируют все значимые предприятия и учреждения. Запрещены собрания более 50 человек, пока в остальном ЕС сосед докладывает о внеплановых прогулках соседа. Не рекомендованы посещения домов престарелых – где невидимый убийца уже орудует вовсю.

Более месяца минуло с момента массового распространения инфекции в Старом Свете. Швеция осталась в стороне от жёстких карантинных мер, её населяют 10 млн. человек.

Из них к 20 апреля 2020 года протестировано всего 75.000 – один из самых низких показателей в развитых странах! Незнание – сила?

При этом шведскими властями признаются 15.000 инфицированных человек, 1.500 умерших, более 1.000 находятся в реанимации и в палатах интенсивной терапии. К излечившимся отнесено всего 500 граждан и жителей Швеции.

Последняя оговорка представляется ключевой в плане мотивации шведских антивирусных мероприятий.

Общая картина «COVID-19 на сопках Стокгольма» явно далека от позитива и сравнения с соседними скандинавскими странами не выдерживает.

Шведский «особый путь» официально мотивируется ставкой на коллективный иммунитет и на социально-экономические приоритеты.

Агентство общественного здравоохранения Швеции – полномочный орган по сбережению общественного благополучия – по сей день убеждено в правильности решения:

«Дать COVID-19 свободу (!?)… у большинства нашего населения выработаются антитела и эпидемия угаснет… нам будет легче вернуться к нормальной жизни, наша экономика и социальная стабильность пострадают меньше, чем в других странах…»

Перечитайте цитату. Только ли о вирусно-медицинской угрозе там говорится?

Нет, не только и даже не столько.

Следует лишь правильно понимать выражения «наша экономика», «наша социальная стабильность» и «большинство нашего населения».

С 2015 года шведскому социально-экономическому укладу угрожает миграционный фактор. В рамках стратегии иностранного государственного деятеля «Wir shaffen das!» Швеция приняла больше беженцев, чем ФРГ – если учитывать масштабы стран. Не имея механизмов интеграции-адаптации и в целом концепции «Как нам дальше жить». Мигрантов расселили в пригородах нескольких городов, дали им миниатюрное для Скандинавии пособие и предоставили самим себе.

Именно в Швеции приезжими совершается больше насильственных преступлений, чем во всей Германии.
Именно в Швеции орудуют молодёжные банды без единого этнического шведа – чего нет в Германии.
Именно в Швеции криминальные инциденты с применение огнестрельного оружия и наркопреступность бьют континентальные рекорды.
Именно в шведских городах появились районы, куда опасается заходить полиция – что немыслимо для Германии.

Именно в безкарантинной Швеции к середине противовирусной весны выяснилось, что иммигрантские районы втрое сильнее поражены COVID-19. «Удивительное» открытие для районов с низкими доходами, высокой скученностью проживания и символической санитарией!

Если же предположить нежелание «понаехавших» вступать в контакты с государственными службами (из-за криминального шлейфа, проблем с легализацией, особенностей менталитета и т.д.), то разрыв может быть куда большим, чем в три раза.

Что же сделали шведские власти для его ликвидации? Выделили дополнительные ассигнования? Развернули полевые госпитали? Организовали раздачу средств защиты, продуктов и лекарств.

Нет – отправили волонтёров раздавать листовки на 26 языках. О пользе самоизоляции, социального дистанцирования и других рекомендациях. Абсолютно чуждых для обитателей шведских гетто. Прибывших из Эритреи, Ирака, Афганистана, Турции, Сирии, Албании и т.д. И ничего больше – масок или перчаток нет даже на стайках агитаторов, о чём ещё говорить?!

Стоит отметить, что и в соседней Финляндии уже опубликованы данные – каждый пятый носитель коронавирусной инфекции в Хельсинки ранее жил… в Сомали.

Скандинавские вирусные дисбалансы позволяют решить проблему c мигрантами. Правда, весьма уродливым способом. При этом уровень общественного одобрения правительства Швеции по-прежнему сохраняется и даже растёт на фоне фактических провалов в борьбе с коронавирусом.

Вероятно, борьба несколько шире сугубо санитарно-медицинских мероприятий?

ПОДЕЛИТЬСЯ: