Сирийская война и военная дипломатия

Сирия, провинция Дераа, боец Сирийской Арабской Армии поднял государственный флаг

Провинция Дераа расположена на юго-западе Сирийской Арабской Республики и более семи лет лет официальным Дамаском не контролировалась. Здесь начинался сирийский вариант «арабской весны». Здесь проходили «мирные» демонстрации с автоматами, пулемётами и гранатомётами у демонстрантов. Здесь были созданы укреплённые районы, чересполосица минных полей и бронетанковые (!) подразделения «умеренных оппозиционеров».

По целому комплексу причин коллапс центральной власти в Дераа был стремительным. Провинция избежала крупных сражений и жестоких разрушений, долгое время находясь на периферии самого кровопролитного конфликта современности. Различные группировки, отряды и банды враждовали друг с другом умеренно, в «колыбели революции» обосновались прочно и солидно.

Правда, ни одно из довоенных намерений сирийских оппозиционеров на местном уровне воплощено почему-то не было.

Хотя имелось шесть лет полноты провинциальной власти с минимальным силовым воздействием от центрального правительства.
Имелись сроки и ресурсы для создания лубка «Ну вот же Сирия без Асада, пусть и в миниатюре!»
Имелcя западный консенсус о продвижении либеральных ценностей в социумах, отторгающих базовые основы таковых ценностей.
Имелись сотни километров границы с Иорданией для полномасштабного снабжения всяческими ценностями.
Имелись сотни миллионов долларов от средневековых нефтяных монархий – крайне озабоченных судьбой сирийской демократии.

Фанатикам запрёщенного в РФ ИГИЛ досталась только часть революционной колыбели, и на том скажите «спасибо!» акушерам с повитухами.

В июле прошлого года вялотекущие перестрелки с правительственной армией в Дераа практически прекратились. Провинция вошла в одну из четырёх зон деэскалации, по итогам очередного раунда переговоров в Астане. Гарантами соглашения выступали Россия и США – единственный случай плодотворного российско-американского сотрудничества во всей Сирии. Если не в мире.

Вот только сирийские оппозиционеры восприняли «деэскалацию» признанием существующего статус-кво и собственной легитимности. Что полностью противоречит духу и букве соглашений в Астане, как и геополитической реальности.

В декабре 2017 сирийские власти своё отношение к зонам деэскалации ещё раз выразили откровенно и честно. Отказавшись обсуждать с лидерами оппозиции любые вопросы послевоенного урегулирования «до восстановления государственного суверенитета на всей территории САР, до полного освобождения страны от террористических и бандитских группировок».

Главари действующих в Дераа группировок не считали себя террористическими бандитами. Полагали незыблемой поддержку США и нефтяных монархий. Опирались на солидные фортификационные укрепления и на крупные отряды, оснащённые тяжёлым и современным вооружением. Рассчитывали на трансграничное снабжение и в крайнем случае – на шантаж цивилизованного мира гуманитарной катастрофой в случае правительственного наступления. С 2011 года атаки САА особого успеха не имели, что способствовало решительному настрою активистов «революционной цитадели».

Всего за один летний месяц 2018 года цитадель сдалась сирийской армии, фактически не вступив с последней в огневой контакт.

В июне с.г. выяснилось, что США не намерены поддерживать боевиков военно-техническим, финансовым, дипломатическим или любым иным способом. Более того, Государственный департамент США официально и публично озвучил своим недавним протеже позицию «Америка умывает руки».

В июне 2018 выяснилось, что богатые арабские монархии недовольны эффективностью своих расходов на вооружение и снабжение сирийской оппозиции в Дераа. И обладают инструментами для резкого отсечения денежных потоков «революционерам», засидевшимся в колыбели-пансионе.

Выяснилось, что концентрация иорданской армии в сирийском приграничье является демонстрацией для боевиков и незаконных мигрантов, но не подготовкой к интервенции или к силовой демонстрации.

Выяснилось, что бомбардировки российской и сирийской авиации уничтожают оппозиционные укрепрайоны с такой точностью, что целеуказание изнутри «оплота арабской весны» является наиболее правдоподобным.

В июле с.г. выяснилось, что программа гражданского примирения в Сирии – с широкой амнистией и восстановлением мирной жизни после ужасов затянувшейся войны – качественно отлажена в других районах САР и поддерживается 95 % граждан провинции Дераа.

Отсутствие репрессий и террора со стороны правительственных силовиков в других освобождённых провинциях САР выяснилось гораздо раньше, уже после решающей битвы за полуторамиллионный Алеппо.

Для прекращения конфликта и смертей, обстрелов и увечий, разрушений, хаоса и мародёрства достаточно «восстановить государственный суверенитет, полностью избавиться от террористических и бандитских группировок».

Что и происходит в Дераа прямо сейчас. Сирийская армия и военная полиция РФ восстановили законность и порядок почти во всей провинции. Взяты под контроль пограничные переходы с Иорданией. Сданным трофейным вооружением (целым и даже новеньким!) можно оснастить бронетанковый корпус полного состава. Солидная часть трофеев импортирована «оппозиционерами» из стран восточного фланга НАТО. Сотни тысяч (!) беженцев уже вернулись в свои дома, после одной-двух недель отсутствия. Дома не пострадали, ибо боёв почти не было.

Даже «последний госпиталь в Дераа» западные СМИ не успели разбомбить – слишком быстро схлопнулся фантом революционной цитадели.

Сирийская война вступила в фазу военной дипломатии. Примечательной умением и желанием договариваться – без категоричных ультиматумов, но с практической выгодой для всех сторон от прекращения смертоубийства, страданий, ненависти и хаоса.
В Сирии осталось всего несколько мелких анклавов с фанатичными радикалами, которые не заслужили даже ультиматумов.

Над юго-западной колыбелью сирийского кошмара снова реют государственные флаги САР. После полного освобождение Дераа восстановление всеобъемлющего суверенитета над другими районами страны станет предметом сложных международных переговоров.
Однако любая дискуссия лучше боевых действий, интенсивность которых снижается в Сирии день за днём.