Сейнер «Норд»: издержки и последствия пиратского захвата

Захваченный украинскими властями сейнер «Норд»

С момента задержания украинскими пограничниками российского рыболовного судна «Норд» прошло почти четыре месяца. Захват состоялся 25 марта в Азовском море, вне пределов территориальных вод Украины. Захват сопровождался бравадой постмайданных властей и определённым недоумением властей РФ. Захват был грамотно спланирован и  осуществлён. Захват привёл к совершенно иным последствиям, чем планировалось стратегами разбойничьих рейдов.

Экипаж «Норда» был обвинён в незаконном въезде на Украину – после того, как одиннадцать моряков во главе с капитаном были силой доставлены на Украину. В том числе женщина-судовой повар.
Сейнер вёл промысел в разрешённом районе – разрешённом согласно Договору об Азовском море 2003 года между Россией и Украиной. Договор действовал в марте 2018, действует и сейчас. Примечателен не только сам факт государственного пиратства, но и средство его осуществления.
Украинские пограничники победили и пленили российский сейнер на сторожевом корабле «Оникс» – который до 2010 года был турецким рыболовным судном «Баба Хасан». Судно конфисковали у браконьеров-басурман, поставили по бортам пулемёты, без дальнейших раздумий и затрат ввели в состав морских прикордонных сил.
Такое себе строительство ВМФ в наглядно-показательной миниатюре.

Пограничники впились в российские паспорта крымчан и в судовые документы с энтузиазмом оголодавшего энцефалитного клеща и потащили бывших соотечественников на незалежный пирс. Вместе с 6 тоннами выловленной и обречённой на гниение тюльки, рядом с которой экипажу предстояло жить мучительно долгие дни.
Такая себе наглядно-показательная аллегория Крыма в составе украинской государственности.

Несколько недель от российских моряков требовали отказа от гражданства РФ, мотивируя психологическим давлением и антисанитарным произволом. Российские паспорта конфисковали незамедлительно и не возвращают по сей день. Потом начались судебные заседания, угрозы наложения арестов и штрафов, сердечные приступы у капитана, попытки покинуть украинские пределы и прочие токсичные проявления политической шизофрении.
Потребовалось показать действие свежеиспечённого кулинарами Рады закона «Об оккупированных территориях». А также твёрдость исполнительной власти в защите (офшорных) суверенных ценностей.
Представление удалось – пусть и несколько затянулось, отклонившись от сценария в диаметрально противоположном направлении.

Рыбаки «Норда» отказались возвращаться под украинскую юрисдикцию и предпочли несколько месяцев полуареста и притеснений, неудобств и затруднений.

Целый месяц – до конца апреля 2018 года – российская сторона рассчитывала на благоразумие киевских реформаторов. Тем более что пропагандистский и политический эффекты задержания «Норда» себя исчерпали уже через несколько недель. Имелась перспектива эффекта гуманитарного и миролюбивого. Но жесты доброй воли воспринимаются в киевских кабинетах как признак безвольной слабости.

С мая 2018 года Черноморский флот РФ и пограничная служба ФСБ РФ усилили меры «по обеспечению безопасности судоходства в северо-восточной части Чёрного и во всей акватории Азовского морей».

Усиление заключалось не в запрете прохода под Крымским мостом иностранным судам и кораблям. Хотя по соображениям безопасности такие меры вполне допустимы, если не обязательны. Особенно после многочисленных угроз украинских властей уничтожить мостовой переход. А также ввиду арестов компетентными органами РФ нескольких украинских диверсионных групп, приступивших к практической подготовке минно-взрывной деятельности. Лидеры групп могут называться хоть детьми, хоть режиссёрами – но изъятые тротиловые шашки с детонаторами мешают подобной маскировке.

Усиление заключалось не в досмотре торговых судов и кораблей в Азовском море на протяжении нескольких суток или недель, с частичной или полной перевалкой грузов за счёт судовладельцев. Хотя для подобных мер у российской стороны имеются все основания – правовые, технические и прочие.

Усиление заключалось в задержании судов и кораблей, направляющихся из/в украинские порты Мариуполь и Бердянск на срок от четырёх часов до 20 минут. Для обычной проверки документов и для возвращения авторов пиратской провокации к объективной реальности.

Возвращение в итоге состоялось – правда, в фирменном стиле «Пафосный страус».

Главнокомандующий клетками-вытрезвителями и прочими достижениями ВСУ отдал решительный приказ о пресечении законных досмотровых действий российских силовиков в Азовском море.
Его подельник и главарь СНБО радостно испытал новую противокорабельную ракету из улучшенного картона.
Его военные министры напрягали ответственные части организмов и подчинённых целиком.
Даже жители прибрежных городов напряглись – неужто собрались сражаться всерьёз, на пятом году лично-выдуманной войны?!

Но пиар-ходы для внутренней аудитории на российскую сторону не подействовали. Достойное лучшего применения упорство с «Нордом» привело к многочисленным жалобам судовладельцев, импортёров и экспортёров – жалобам именно к украинским властям на сложности с логистикой.
Киевские реформаторы не выходят из совместного договора по Азовскому морю и никак не могут повлиять на специальные службы РФ, осуществляющие законные проверки в этом внутреннем море.

Более того – бравые каперы показали способность только к единичному налёту. От рискованных действий согласно указаниям г-командующих подчинённые уклонились. В азовской акватории имеется от 10 до 15 военных катеров и маломерных пограничных судов Украины. Однако ни один корабль даже не пытался сопроводить торговые суда, идущие в/из Мариуполя или Бердянска.

Ни одному из 148 осмотренных РФ судов не была предоставлена вооружённая охрана в любом формате. Артиллерийские учения на суше странным образом не улучшили мореходный трафик. Манёвры в прибрежной зоне свелись к пряткам от российских военных моряков. Словесная эквилибристика ситуацию не улучшала.

Недовольство связанных с Украиной судовладельцев, рыбаков и моряков достигло критического уровня при полном безразличии европейских и американских «друзей Украины».

17 июля 2018 года министр украинской инфраструктуры официально воззвал: «Так больше не может продолжаться! Необходимо в кратчайшие сроки сформировать единую позицию… в ответ на действия России!»

И позиция была сформированная – единая, в кратчайшие сроки и наконец-то с элементами адекватности.
Уже на следующий день пресс-служба украинской прокуратуры официально заявила, что «члены команды судна «Норд» никем не удерживаются и могут уехать домой».
Процесс возвращения ещё можно затягивать, но уже нельзя прервать.

Ради чего организованы многомесячные мытарства граждан России и Украины, когда состоится возвращение самого сейнера, каков объём компенсации российской стороне за материальные потери и моральный ущерб, прокурорская пресс-служба не сообщила.

В определённых обстоятельствах освобождение заложников облегчает участь захватчиков и проходимцев. Но не в плане обеспечения мер безопасности. Особенно «безопасности судоходства в северо-восточной части Чёрного и во всей акватории Азовского морей».
Кроме того, в цивилизованном мире принято взимать плату за услуги лоцманских служб и за сам факт прохода судов по суверенным проливам и каналам.
Издержки и потери от захвата «Норда» диалектически соответствуют лозунгу времён майданной эйфории: «Всё только начинается».