Сбитый рейс MH17: откровения малайзийского премьера

Премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад и сбитый над Украиной рейс MH17, фотоколлаж

Премьер-министр Малайзии выступил с резкими заявлениями об авиационной трагедии 17.07.2014. Пятилетнее «расследование» ужасной катастрофы буксует пятый год и скоро начнётся шестой. «Расследование» плутает на тесной политической полянке, вокруг заранее провозглашённых выводов о российских прегрешениях. Расстрелянный «Боинг» принадлежал Малайзии, управлялся малайзийским экипажем, в июле 2014 погибло 44 гражданина этой страны.

Махатхир Мохамад указал на ряд обстоятельств с малайзийской точки зрения – удалённой, но неравнодушной:

  • Сбить самолёт могли россияне, но такую возможность имели и украинские войска, и формирования повстанцев… доказательств именно российской виновности не предъявлено по сей день.
  • Почему Малайзия отстранена от изучения записей бортовых самописцев?! Пусть у нас нет опыта, но наши специалисты могли его получить
  • Лично я не думаю, что дисциплинированная и квалифицированная регулярная армия РФ могла открыть огонь по гражданскому авиалайнеру.
  • Малайзия готова принять следственные выводы при их нейтральности и наличии доказательной базы.
  • С самого начала расследование было политическим. Расследование свелось к попыткам связать трагедию с русскими вместо беспристрастного изучения фактов.

Разумеется, аргументированный скепсис М. Мохамада вызвал медийную канонаду в украинских СМИ с попытками ошельмовать малайзийского премьера.

Российская делегация возвращается в ПАСЕ, дипломаты РФ получают визы в Великобританию вопреки токсическим фантазиям, МВФ требует новых реформ и платежей по старым кредитам, адвокат Д. Трампа даёт указания киевским политическим комедиантам.

Не хватает только разоблачения авиационной провокации – ведь именно на гибели 298 иностранных граждан основана санкционная конфронтация между Россией и условно-единым Западом.

Премьер-министр Малайзии начал карьеру сразу после Второй мировой войны, т.е. ещё в британской колонии. Это живая легенда региональной политики. Человек с полувековым опытом государственного управления в стране без традиций государственности. Удивительно энергичный для своих 93 (!) лет – вполне возможно, что и честный по той же причине.

На момент расставания с британской колониальной администрацией Малайзия представляла собой конгломерат из отсталых феодальных княжеств. Малайцы вкалывали гастарбайтерами по всей Азии, экономика была завязана на примитивном сельском хозяйстве, в стране свирепствовали эпидемии и царила нищета – ничего не напоминает? Более того, малайзийская монархическая конфедерация сохранилась до сих пор! Вот только она опирается на федеральную конституцию и осуществление подлинных комплексных реформ вместо окончательного разграбления страны.

За счёт чего малайзийская экономика росла на 6 % в год на протяжении нескольких десятилетий карьеры М. Мохамада?

Что предотвратило сепаратизм, бандитизм и радикализм в территориально и национально разобщённой Малайзии, лишённой богатых ресурсов?

Как средний малаец умудряется вырабатывать ВВП на 27.000 $, а средний евроассоциированный украинец втрое меньше – на 9.000 $? И это с учётом паритетной покупательной способности, номинальный разрыв гораздо больше.

С 60-х годов прошлого века государственные усилия Малайзии были направлены на развитие промышленности страны вместо системной деиндустриализации.

В Малайзии развёрнуто строительство собственных автомобильных заводов, телекоммуникационных и прочих предприятий, разветвлённой транспортной сети вместо ожидания трещин в соседских мостах и умиления глиняными свистульками.

В Малайзии уже 20 лет имеется своя трасса «Формулы-1» вместо ежегодных формул «Как нам распилить бюджет под личиной патриотизма».

В Малайзии официальный статус ислама сочетается с религиозными свободами, демократические идеи мирно соседствуют с существенными привилегиями для коренного населения.

Английский язык более 30 лет независимости оставался языком высших слоёв малайзийского общества и государственного управления. Ныне имеет официальный статус и второе место по востребованности. С английским культурным продуктом никто не борется – зато памятен прецедент иной борьбы М. Мохамада.

Двадцать лет назад в Азии грянула финансовая буря, кризис 1997-1998 гг. Внешняя задолженность «азиатских тигров» достигла угрожающих размеров. Т.н. «перегрев» экономики и необоснованный бум на рынке недвижимости спровоцировали резкую девальвацию местных валют и социально-экономические потрясения. Вплоть до смены власти в Индонезии и провозглашения независимости Восточного Тимора. Кризис имел негативные последствия в глобальном масштабе – например, дефолт Аргентины 2001 года связан с ним непосредственно.

Малайзия же справилась с кризисом самостоятельно, в кратчайшие сроки и вопреки рецептам МВФ – на чём настоял политический ветеран Махатхир Мохамад. По сути, 20 лет назад указав эмиссарам Фонда на дверь. Не в телевизионном шоу ради красного словца, но в момент политической истины для себя и своей страны.

Вместо роста налогов, жёсткой экономии и сворачивания государственных инвестиций бюджетные расходы Малайзии выросли. Крупные средства были направлены на инфраструктурные и технологические – то есть на созидательные – проекты! Не на перекраску запасов советских ракет, а на строительство малайзийской Силиконовой Долины – и она уже работает.

Как работают миномёты «Молот» и прочие экземпляры сумрачного бандеровского интеллекта, малайзийским политикам известно. Эпизод уничтожения Ту-154 зенитными стрельцами ВСУ 4 октября 2001 года известен ещё лучше. Адекватных возражений на странности расследования гибели рейса MH17 из Киева не поступает за долгие годы «попыток связать трагедию с русскими вместо беспристрастного изучения фактов».

Летом 2019 М. Мохамад призывает не только к объективным расследованиям авиационных катастроф, но и к экономическому прагматизму вопреки внешнему давлению:

«Малайзия продолжит сотрудничество с компанией Huawei – это способствует существенно большему прогрессу, чем предложения американских концернов… США не могут вечно находиться в положении высшей нации с наилучшими технологиями…»

Что ждёт Малайзию после столь откровенных заявлений главы правительства? Добыча демократии методом бомбового бурения и сланцевым разрывом «цветных революций»? Не слишком ли много строптивых площадок и пустых изысканий с трусливой ретирадой «Так оно и задумывалось»?

По совокупности личных достижений на ответственном посту малайзийский премьер-министр может служить примером для украинского политического класса. С куда большими основаниями, чем безликие евробюрократы или коричневые «герои» из схронов.