Санкции на уровне канализации

Фотоколлаж

Новые подробности токсичного поражения британских властей вызывают серьёзное беспокойство за их душевное здоровье и политическую суверенность.

Более месяца назад фантастическая сага «Novichok» ознаменовалась неожиданным сюжетным поворотом. На этот раз химическому отравлению подверглись два подданных Её Величества. Их три дня лечили от алкогольно-наркотической интоксикации ввиду соответствующего образа жизни. Только 4 июля в крови подопытных был обнаружен пресловутый «Новичок», 9 июля произошёл первый летальный исход. В середине месяца сотни детективов наконец-то обнаружили вещественные доказательства российской агрессии в виде флакона от духов. Но никому флакон не показали и продолжили разыскивать улики с удвоенным рвением.

За прошедший месяц выяснилась невозможность связать мартовский инцидент на основе бесцветного вязкого геля «Novichok» и жидкие духи «Novichok» в конце июня месяца. Подгоняя улики и версии под мартовскую истерику Т. Мэй, королевские следственные органы вывернули логику в ленту Мёбиуса и объявили:

  • О действиях в Британии нескольких групп высокопрофессиональных отравителей;
  • Которые раскидывают вещественные свидетельства с вопиющей безалаберностью;
  • Одной из групп руководила женщина, т.к. отрава была замаскирована парфюмерией;
  • Другие контейнеры с боевым химическим веществом пока не найдены и могут находиться где угодно – осталось их найти;
  • Розыски следует начать с общественных уборных в «садах королевы Елизаветы», где и был найден хрупкий флакон.

То есть флакон был найден в парке, но искать следует в туалетных комнатах. Их там всего четыре, т.к. «сады королевы Елизаветы» невелики. Обследование заняло 10 дней и завершилось ожидаемым успехом. В одном отхожем месте обнаружены следы «Новичка», что дало повод для замечательного вывода: именно в общественной уборной российская военная разведка смешивала компоненты мегатоксичных веществ.

Все британские канализационные исследования имеют ценность разве что для золотарей, если бы не новый виток санкционной конфронтации под токсичным предлогом.

Государственный департамент США объявил о новых ограничительных мерах против России в следующих формулировках:

«Власти США пришли к выводу, что российские представители использовали в Солсбери запрещённое химическое или бактериологическое оружие, нарушив нормы международного права…»

Бактериологическое оружие?

Позвольте, но с 4 марта с.г. никто и никогда не упоминал бактериологическое оружие в контексте британских отравлений! В том числе политики, следователи и вездесущие СМИ Соединённого королевства.

А как же невероятно секретный «Новичок», известный 20 странам НАТО, но производившийся исключительно в России?

Как же усилия дезактиваторов и диагностов из знаменитой лаборатории Портон-Даун?

Как же смертельно опасный газ, превращённый в бесцветный гель и в контрафактные химические духи? Как же флакон для ужасной парфюмерии российского производства? Как же смешивание компонентов боевого химического оружия в кабинке для естественных отправлений?

Какое бактериологическое оружие использовалось в Солсбери и Эймсбери? Чума? Вирус Эбола? Споры сибирской язвы?

Почему эксперты ОЗХО и прочие высокопрофессиональные специалисты пять месяцев игнорируют бактериологическую опасность в густонаселённой цивилизованной Европе?!

Современная история использования бактериологического оружия весьма примечательна:

  • 1942 год. Правительство Британии вело подготовку к биологической войне против нацистской Германии. Планировалось отравить немецкое поголовье крупного рогатого скота сибирской язвой, операция носила циничное название «Вегетарианец». Жертвы среди мирных немцев предполагались в несколько миллионов человек. Спецподразделения британцев из лаборатории Портон Даун (ой!) тестировали сибирскую язву на шотландском острове Грюнард, который был полностью эвакуирован до… 1990 года.
  • 1939-1942 гг. Отряд 731 императорской армии Японии проводил эксперименты с чумой на узниках и китайских партизанах, число погибших превысило 700 человек.
  • 1950-1952 гг. Во время войны в Корее отмечено сотни случаев вспышек локальных эпидемий после американских бомбардировок КНДР. Документально подтвердить использование биологического оружия не удалось.
  • 1979 год. Эпидемия сибирской язвы в Свердловске унесла жизни 64 человек. Официальной считается версия о халатности советских военных биологов, немало сторонников у версии диверсионного акта иностранных спецслужб. В те годы методология «Highly likely» не получила нынешнего развития…
  • 1980 год. Инфицирование сибирской язвой десятков антиправительственных партизан в Зимбабве.
  • 1981 год. Эпидемия лихорадки Денге на Кубе. Власти Острова Свободы отметили искусственный характер инфекции, совпавшей с жёсткой политикой новой администрации Белого Дома.

Вот уже почти 40 лет биологическое оружие не присутствует в новостной хронике – за исключением пиар-рассылок рицина заскучавшим конгрессменам.

В России химическое и биологическое оружие полностью уничтожено – чего нельзя сказать о США.

Однако 6 августа (в годовщину атомной бомбардировки Хиросимы!) американский госдеп объявляет о новых санкциях против РФ – теперь по биологическому предлогу и в оскорбительных формулировках.
Днём ранее объявлены санкции против Ирана, днём позже – повышенные пошлины против Китая и Турции, на следующий день американская делегация внесла в СБ ООН блокадную резолюцию против КНДР.
Это уже не политика, а санкционное бешенство в исключительном одиночестве. Даже Великобритания не присоединилась к новому витку конфронтации.

Дело в не запрете поставок в Россию электронных компонентов (турбин, интегральных схем, калибровочного оборудования и т.п.) «Made in USA». Объёмы и номенклатура данного импорта невелики, находятся в зоне запретного риска многие годы. К подобным рестрикциям следовало давно подготовиться.

Дело не в угрозах запретить Аэрофлоту летать в США – облёт российской территории обойдётся американским авиакомпаниям кратно дороже.

Дело вообще не в практическом выражении новых заокеанских санкций – пространство для их применения усыхает с каждым годом.

Дело в требовании к России дать гарантии неприменения химического и биологического оружия в будущем, озвученное палачами Хиросимы, Дрездена, Сонгми, Ракки. А также небывало нахальное пожелание допуска международных инспекторов на секретные объекты в РФ.

Дело в провокационном поведении профессиональных дипломатов, возглавляемых экс-руководителем ЦРУ.

Дело в необратимой деградации российско-американских отношений – пусть и вызванной борьбой среди заокеанских элит и ширящимся расколом американского общества.

Возможно, стоит включить в американские химическо-бактериологические пожелания атомный пункт – для полного комплекта. А именно полный запрет на импорт ядерного топлива из РФ в рамках продолжения программы ВОУ-НОУ.

Проблема функционирования девяносто девяти промышленных реакторов США (самому новому минуло 40 лет) поможет американскому истеблишменту отвлечься от санкций канализационной ценности.