Саммит РФ-США: отложенные итоги и стремительная истерика

Президент США Дональд Трамп и Президент России Владимир Путин

Президенты России и США провели первые переговоры на высшем уровне с момента вступления в должность Д. Трампа. Глава американского государства полтора года отбивался от подозрений «Вы русский шпион!!!» на своей исторической родине и в среде истеричных союзников. За один летний день 16 июля обвинительный градус пробил новое дно ошеломительных рекордов и затмил итоги межгосударственного саммита.

Эти итоги скромны, предварительны и не оформлены каким-либо документом. Однако начало диалогу положено сразу по нескольким важнейшим направлениям, главным из которых представляется позиция «Соглашаемся не соглашаться» или «Agree to disagree», поддерживаемая обеими сторонами.

То есть Россия и США фиксируют противоречия в подходах, оценках и развитии ряда актуальных проблем современности. Но не фокусируются на разногласиях, стараются сглаживать конфликтные грани и добиваться взаимоприемлемого результата. Тем самым риторика предыдущей администрации об изоляции порванного в клочья малозначимого оппонента окончательно сдана в архив уходящего однополярного мира.
Что касается действий, то концепция «Agree to disagree» проявилась задолго до переговоров в Хельсинки.

Очевидным примером российско-американского реализма во внешней политике является ситуация в Сирийской Арабской Республике.
Сирийский конфликт при всей его сложности и трагизме не привел к прямому столкновению регулярных подразделений РФ и США. Отлажены контакты на нескольких политических и армейских уровнях. Сняты категоричные требования о смене власти в суверенной истерзанной стране. Прекращена поддержка одиозных группировок. Учтены интересы Ирана, усилившего своё влияние не только в Сирии, но и в Ираке. Предприняты усилия по снижению израильского беспокойства данным усилением.

Россия и США обладают 90 % мирового ракетно-ядерного оружия и как отметил американский лидер: «С этим надо что-то делать». Фраза Д. Трампа может интерпретироваться по-разному.
Российская сторона предпочитает продвигаться к снижению глобальной угрозы человечеству. В частности, к пролонгации договоров СНВ-III и РСМД, а также к возобновлению всеобъемлющего соглашения по ПРО.
Сторона американская рассматривает данное направление сквозь призму MAGA и с учётом новой каденции нынешнего президента. Что создаёт благоприятные возможности для ограничения стратегических вооружений как раз к 2020 году очередных выборов за океаном.

Да и в противоракетной обороне с 2002 года никаких качественных прорывов нет и зачем администрация Буша-младшего вышла из соглашения ПРО – неизвестно до сих пор.

Разумеется, для комплексного снижения ракетно-ядерной угрозы потребуется гораздо больше усилий, чем трёхчасовой саммит.

Россия и США продолжат борьбу с международным терроризмом в совместном и параллельном форматах.
Продолжат координировать позиции по вопросу денуклеаризации и демилитаризации Корейского полуострова.
Продолжат совершенно по-разному относиться к соглашению по ядерной программе Ирана и к деятельности украинских властей после майдана.
Продолжат соперничество в области газоснабжения Европы, хотя возможно совпадение интересов и в глобальной энергетике.
Выбивание с Европы сотен миллиардов долларов на защиту от всяческих угроз США продолжат самостоятельно.
Отмечен небывало низкий уровень не только политических, культурных и общественных, но и экономических отношений двух стран. Если на четвёртом санкционном году товарооборот РФ-ЕС достигает 150 млрд. $, то у РФ-США он составляет всего 17 млрд. $.

На российское предложение возобновить деятельность совместного антитеррористического центра президент США классически ответил: «Мы посмотрим», а вот создание совместной группы «капитанов бизнеса» одобрил горячо и незамедлительно…

Российско-американская встреча на высшем уровне стала началом диалога, который может принести успех обеим странам и всему миру. Её подлинные итоги проявятся через месяцы и годы – конечно же, позитивное проявление никто не гарантирует. Современный мир сложен и опасен. Любые действия и даже слова, способствующие снижению конфронтации, стоит приветствовать и ценить.

Поэтому реакция западных и особенно заокеанских СМИ на переговоры В. В. Путина и Д. Трампа поражает ядовитой зашоренностью.

На следующий день после Хельсинки на страницах ведущих изданий и в наиболее популярных ТВ-программах американскому президенту напомнили, что он является:

  • Предателем национальных интересов CША/Запада/цивилизованных ценностей/либерального мироустройства;
  • Преступником, достойным импичмента;
  • Государственным изменником, достойным электрического стула;
  • Расистом и сексистом, достойным адекватного вине наказания;
  • Агентом российских спецслужб, достойным порции «Новичка»;
  • Безвольной марионеткой в руках лидера РФ и т.д. и т.п.

Напоминали не только борзописцы, но и конгрессмены, сенаторы, мэры, губернаторы, профессора, бывшие директора ЦРУ, ФБР и прочие высокопоставленные (ныне и в недавнем прошлом) персонажи.

Громы и молнии от масс-медиа и элит вызваны отказом Д. Трампа признать российское вмешательство в американские выборы.

Отказ произошёл на совместной пресс-конференции с В. В. Путиным и подействовал на либерально-толерантные круги, словно красная тряпка на разъярённого быка.

Все скромные достижения и потенциальные возможности саммита были отброшены и забыты.

«Он отказывается признать российскую угрозу исключительной демократии!!!», понеслось в эфир c надсадным энтузиазмом последнего SOS.

Что ж, хоровые вопли добились своего. Вне общественного внимания осталось российское предложение провести совместные следственные действия по всем выборно-хакерским обвинениям. Ибо за океаном вердикт вынесен и виновный назначен, вне зависимости от норм закона, логики и морали.
Под небывалым давлением американский президент на пресс-конференции в Белом Доме дезавуировал собственное мнение и согласился с российским вмешательством в американские выборы. Разумеется, без сговора с ним или с его командой и без воздействия на результаты голосования.
Внутриполитический разброд и шатания в США продолжают дестабилизировать не только лишь исключительную державу.