Россия-Иордания: корректировка атомного сотрудничества

Госкорпорация «Росатом»

Российская корпорация «Росатом» осуществляет активную энергетическую деятельность внутри РФ и за пределами России. Из внешнеэкономических проектов наиболее известно строительство Белорусской АЭС. Станция в Островце ещё не стала генерирующим объектом, но уже вырабатывает мощные разнонаправленные эмоции в политических элитах сопредельных стран ЕС.
Если правители Литвы законсервировали собственную АЭС и тщатся запретить белорусское атомное электричество, то латышские и эстонские политики демонстрируют прагматичный подход к возможному импорту мегаватт. Пусть и вопреки демонстрационной солидарности вкупе с экологическими завываниями.

Другие масштабные стройки российских АЭС имеют широкую географию. Два реактора пущены в Индии, там же заложены ещё два и ведутся переговоры по строительству шести. По аналогичной схеме строится Тяньванская станция в Китае – 2 энергоблока завершены, два возводятся, по 4 идут консультации. В 2013 году введена в эксплуатацию иранская АЭС в Бушере, на её площадке заложены фундаменты ещё для двух реакторов. Начаты работы на АЭС «Аккую» (Турция), «Эль-Дабаа» (Египет), «Ниньхуан» (Вьетнам), «Руппур» (Бангладеш).

Всего в проектно-переговорной стадии насчитывается более 15 российских энергоблоков зарубежной дислокации, возводятся 9. Это больше, чем у всех конкурирующих фирм, вместе взятых.

Южнокорейская KEPCO строит 4 реактора в ОАЭ. Американский Westinghouse обанкротился в процессе строительства двух блоков на станции «Вогль». Французская EDF не может закончить единственный объект в собственной стране с 2007 года и около 10 лет не в состоянии профинансировать своё участие в британской АЭС. Китайские компании DEC и CGN развиваются мощно и динамично в КНР, но их экспансия на внешних рынках ограничена тем же королевским долгостроем в Хинкли-Пойнт.

Примечательно атомное сотрудничество между Россией и отдельными странами НАТО & ЕС в период обострившихся санкций. Даже если вывести за скобки Турцию – упрекнуть Анкару в отсутствии субъектной политики едва ли реалистично.
Однако и в Финляндии тендер на строительство АЭС выиграл «Росатом». В Болгарии АЭС «Козлодуй» работает на российских технологиях – и не вина РФ в провале возведения новых блоков для Болгарии. Европейская Чехия запустила российские реакторы АЭС «Темелин» в 2002 году, преодолев яростное сопротивление экологических скептиков и евроатлантических хулителей. Теперь Чехия обеспечена 2 ГВт мощности на период до 2043 года. В европейской Словакии функционируют целых две АЭС по российскому проекту, причём два новых блока готовятся к запуску в течение ближайших двух лет.

Газовый реверс хорош для импортного гешефта, для собственного энергоснабжения желательны источники с большей стабильностью, надёжностью и рентабельностью. После запуска новых блоков АЭС в Моховце Словакия выйдет на уровень 63-65% атомной генерации от всех энергетических потребностей и сможет поддерживать этот уровень до середины нынешнего века. Аналогичны перспективы и венгерской энергетики после запуска российскими специалистами новых блоков АЭС «Пакш».

Все осуществляемые и предполагаемые проекты «Росатома» объединяет одна общая характеристика. Все реакторы (за исключением словацких в Моховце, но те строятся с 1987 года) имеют мощность 1.000-1.200 МВт. Возведение атомной станции требует колоссальных ресурсов, в том числе финансовых. Чем мощнее реактор, тем меньше сроки его окупаемости и выше рентабельность, такие стройки хорошо отработаны, их обслуживание отлажено и т.д.
Данная мировая тенденция оказала негативное воздействие на один региональный энергетический прорыв. Но в каждом негативе обычно спрятан шанс на позитив – если грамотно воспользоваться новыми возможностями вместо рыданий у разбитого корыта традиционных надежд.

Российские компании выиграли тендер на строительство первой иорданской АЭС ещё в 2013 году. За истекшие пять лет стало очевидно, что организаторы тендера были большими оптимистами. Реализация проекта потребовала кардинальных корректировок его сути.

Иордания – страна небольшая и небогатая, но с рекордными темпами роста населения (в отличие от экономики). Кроме типичной для арабского Востока высокой рождаемости отмечается постоянный приток беженцев, особенно в результате палестино-израильского конфликта, а также после «демократизации» Ирака и Сирии.

Демография Иордании вообще уникальна – на протяжении двух тысячелетий здесь стабильно проживало полмиллиона человек, начиная с первой переписи при императоре Тиберии! Именно столько способна прокормить скудная земля (90% пустынь!) и патриархальное хозяйство. Миллион человек зарегистрирован в 1967 году, фактически при жизни нынешнего поколения.

В 2017 году население Иордании достигло 10 миллионов человек. Разумеется, новые и современные АЭС гарантируют электроснабжение для нужд ЖКХ и для промышленно-хозяйственных целей. Проблема в том, что Иордании нечем заплатить за атомную стройку подобного масштаба и некуда направить электрические потоки от мегаваттных реакторов.

Суммарный доход государственного бюджета Иордании не превышает 2.2 млрд. $, расходы не опускаются ниже 2.4 млрд. $ ежегодно. Кроме финансового стабилен дефицит торгового баланса – до 2 млрд. $ в год! Внешний долг страны в XXI веке вырос втрое, с 7.5 до 22 млрд. $. Иностранные инвестиции щедростью не отличаются, наличествуют в ряде горнодобывающих предприятий и в туризме.

В 2001 году в Иордании было выработано 7.4 млрд*кВт/ч электроэнергии, в 2015 – 15 млрд*кВт/ч. Потребление киловатт на душу населения совершенно не изменилось, прогресс в промышленности и других энергоёмких отраслях почти не виден. Мощность всех иорданских электростанций (тепловые, работают на саудовской нефти) не превышает 1.8 ГВт.
Атомная станция на 2 ГВт стоимостью как минимум 8 млрд. $ нереальна и невостребована.

В Объединённых Арабских Эмиратах со схожей численностью населения, климатическими условиями, менталитетом и даже формой правления генерируется 120 миллиардов киловатт-часов – в восемь раз больше, чем в Иордании!
В ОАЭ сначала выросли бизнес-центры и отели, мега-моллы и курорты, транспортная инфраструктура и развитая промышленность. И только потом началось строительство собственной АЭС, которая не запущена по сей день. Зато известен график и очерёдность вывода из эксплуатации эмиратских ТЭЦ, как только станция «Барака» начнёт функционировать.

Россия и Иордания достигли соглашения о строительстве в Хашимитском Королевстве реактора малой мощности. «Росатом» обладает всеми технологическими возможностями и солидным опытом для реализации подобных инноваций. Кроме плавучей АЭС «Академик Ломоносов», в РФ имеются технологии производства и обслуживания реакторов на быстрых нейтронах и других типов, мощностью от 10 до 100 МВт. Они обладают следующими достоинствами:

– Скромные требования к подключаемым сетям;

– Сроки строительства в 1.5-2 года;

– Небольшие габариты и слабая зависимость от внешних источников водоснабжения;

– Работа на одной топливной «зарядке» 8-15 лет;

– Возможность работы одного из контуров в режиме опреснения морской воды;

– Стоимость производства (не путать с коммерческой!) порядка 1 млрд. $.

МАГАТЭ оценивает мировую потребность в атомных реакторах малой мощности на уровне… 500-800 блоков! Они доступны большинству стран мира – а вот портфель заказов на несколько триллионов долларов доступен отнюдь не всем. Если учесть необходимость качественной охраны мини-АЭС в далёких от сонного благополучия уголках планеты, то у России появляется дополнительное конкурентное преимущество.

Малая АЭС в Иордании – большой шанс для качественно нового прорыва в глобальной энергетике. И не только в ней.