Российско-японские переговоры: холод для ясности

Министр иностранных дел Японии Таро Коно

В середине января 2019 года состоялся визит главы японского МИД в Москву и переговоры представительных дипломатических делегаций. Двусторонний диалог вызывал значительный интерес ввиду сенсационных ожиданий, подогреваемых японской стороной.

Официальный Токио использовал целую палитру восточных намёков на картину дивного нового мира между Россией и Страной восходящего солнца. Приняв за слабость российскую вежливость и заботу о японских переговорных традициях – где ясное «Нет!» находится под запретом со времён первых сёгунов.

На холсте планируемого мирного договора двух участников Второй мировой войны – договора между победителем с максимальными жертвами и наголову разгромленным агрессором! – красовались следующие аляповатые мазки:

  • Япония получает четыре острова Курильской гряды по формуле «2+2». Два малых сразу, прямо за переговорным столом, два больших несколько позже;
  • Япония отказывается от репарационных претензий к России за 73 года пребывания «спорных территорий» вне императорской гавани;
  • Япония согласна активно формировать региональный блок для сдерживания Китая с участием России;
  • Япония готова учитывать мнение нынешнего населения уже своих островов касательно сроков и методов их заселения японскими гражданами. То есть соблюсти элементарные нормы приличия при расставании с «унаследованным» населением;
  • Япония не готова предоставить гарантии демилитаризации заветных островов – в том числе не может обещать отсутствие баз U.S. Army на Южных Курилах.

Из списка японских ожиданий следовало, что Квантунская армия триумфально завершила кампанию 1945 года на перевалах Уральских гор и приняла советскую капитуляцию на борту линкора «Ямато»…

Переговоры в российской столице выдались долгими, трудными и откровенными. Уже из отказа от проведения совместной пресс-конференции по их итогам стало ясно, что историческими экскурсами круг обсуждавшихся вопросов не ограничился. Министр иностранных дел РФ С. Лавров напомнил японским партнёрам о политической реальности, приоритетах глобальной безопасности и возможностях двустороннего сотрудничества. Именно в таком порядке:

  • Российский суверенитет над всеми Курильскими островами не является предметом обсуждения с японской стороной, любой другой страной или блоком государств;
  • Для заключения мирного договора между Россией и Японией непреложным условием является полномасштабное признание официальным Токио всех итогов Второй мировой войны, закреплённых в многочисленных документах ООН. Начиная с Акта капитуляции императорской Японии, подписанного 02.09.1945 и прямиком к Сан-Францисскому договору 1951 года – согласно которому Япония отказалась от любых территориальных претензий к державам-победительницам;
  • Любые иные формы взаимодействия между РФ и Японией базируются на российской юрисдикции Курильских островов;
  • Стремление японских властей «укреплять блок для сдерживания Китая в интересах США» российская сторона находит возмутительным и вредным. В том числе для возможности самой Японии проводить самостоятельную политику хотя бы в пределах собственных границ, не говоря уже о ближнем зарубежье;
  • Сам термин «спорные территории» требует пересмотра как несоответствующий международному праву, столь любимому нашими западными партнёрами на просторах от Ливии до Афганистана. Японские протесты на укрепление обороноспособности Курильских остров МИД РФ считает фактором, дестабилизирующим российско-японские отношения.

Московский визит японских дипломатов стал холодным душем для реваншистских фантазий. К сожалению, культивируемых не только и не столько в стране цветущей сакуры. Колониальные офицеры возглавляют дипломатические миссии во многих государствах. Особенно ценятся гауляйтеры в экономических и технологических гигантах с пигмейской политической самостоятельностью.

Квазинезависимой колонии нечего предложить действительно суверенной державе. Даже за скальную россыпь Хабомаи.

Отказ от итогов Второй мировой войны чреват приближением третьего и последнего глобального конфликта. Возможно, ледяной приём в российской столице поможет единственной жертве атомных бомбардировок упорядочить собственные цели во внешней политике и начать с политики внутренней. Без нейтрального статуса Японии и вывода всех иностранных баз с её территории площадь страны не изменится и на йоту.

Впрочем, даже при соблюдении означенных условий российский суверенитет над Курильскими островами обсуждению не подлежит.
Обсуждению и размышлению подлежат нарастающая скорость переформатирования мироустройства, судьба очевидных сателлитов после строительства MAGA-рубежей от внешних проблем и расходов.
Один древний и гордый ближневосточный народ уже расхлёбывает последствия слепой веры в могущество, доброту и щедрость исключительного хозяина, победно отступающего из Сирии.

Мирный договор с Россией нужен Японии стократ больше, чем самой России. Если для ясного понимания простой истины понадобится ещё 63 года (Московская декларация подписана в 1956) – следует спокойно подождать.