Ребусы украинского ВПК

Изделие ВПК с украинским флагом

Украинский военный бюджет демонстрирует рекордные темпы роста четвёртый год подряд. На протяжении 2000-2013 гг. военные расходы Украины стабильно составляли около 1% ВВП (18.8 млрд. гривен или 2.35 млрд. $) в последний домайданный год. Дальнейшая динамика более чем красноречива:

  • 50 млрд. гривен в 2014 году;
  • 86 млрд. гривен в 2015 году;
  • 113 млрд. гривен в 2016 году;
  • 130 млрд. гривен в 2017 году;
  • 165 млрд. гривен в новом 2018 году.

Если бы АТО не было, его следовало придумать.

Украинские военные расходы достигли 5% ВВП, пятого места в мире (!) по данному показателю. Большую часть бюджета используют на милитаристские нужды только КНДР, Саудовская Аравия, Израиль и ОАЭ.
Ни одна из западных стран не несёт подобного бремени оборонно-наступательных трат. В том числе США (3.3% ВВП), раскручивающие маховик новой холодной войны. Или Южная Корея (2.7% ВВП), будучи в зоне поражения северокорейских ядерных ракет. Или Польша с Литвой (по 2% ВВП), «со всех сторон окружённые» Калининградской областью РФ. Или Турция (1.6% ВВП), который год ведущая боевые действия в Сирии, расширяющая армейское присутствие в Ираке, Катаре и Сомали.

В столь любимом незалежными патриотами валютном выражении военные расходы Украины в 2017 году составили 4.8 млрд. $. Что вдвое больше, чем тратил на оборону и национальную безопасность предыдущий предательский президент – противник святого майдана, вожделенной евроассоциации, гей-парадов, АТО и прочего прогресса.
Легко заметить, что валовой внутренний продукт (в долларовом виде) за годы успешнейших реформ и рекордной милитаризации уменьшился в 2.5 раза. Это связано с происками внешних врагов, внутренних коллаборантов и чрезмерной открытостью информационного пространства.

Например, посещает славный город Харьков большой друг Украины, бывший командующий сухопутными войсками США в Европе, отставной генерал-лейтенант Бен Ходжес. С большим интересом изучает местный танковый завод, восхищается (развалом) работой предприятия, призывает к новым бронированным свершениям и внезапно впадает в удивлённый ступор.

Американский генерал замечает «целый ряд блестящих новых танков, предназначенных для экспорта», стоящих вдоль ограды Харьковского танкового завода. Генерал изумлён: «Вы просите Джавелины, а сами экспортируете танки»?! Генерал возмущён отсутствием поставок продукции ХТЗ в собственную армию. Генерал озадачен необходимостью бесплатных оружейных даров ВСУ, за счёт американских налогоплательщиков.

Между тем экспорт украинских танков «Оплот» выполняется только в Таиланд и тянется шестой год с большим скандалом. С 2011 года отгружено 36 «Оплотов» из 49, предусмотренных контрактом. При скорости производства «Шесть бронемашин в год» бравый генерал физически не мог узреть на заводе «целый ряд блестящих новых танков», особенно выставленных под зимнее небо всем снегам-ветрам назло. ХТЗ планировал выпускать до 50 «блестящих новых танков» ежегодно, но завод занят сборкой одного старого танка из нескольких, сотнями ржавеющих на открытых площадках третий десяток лет.
Блестящее достижение для рекордного роста военных расходов и гособоронзаказа, если исключить/запретить/засекретить конкретную численную информацию и вывести сэкономленную прибыль в офшоры.

Или рапортует командование украинских ВВС о создании новой авиационной бригады. Бюрократический манёвр прекрасен – истребительную эскадрилью переименовали в бригаду тактической авиации, расширив пространство для карьерного роста руководства – как самой бригады, так и вышестоящего командования. Бригада использует самолёты «Су-27» и «МиГ-29» – произведённые ещё в СССР и в прежнем количестве машин. Истребители регулярно проходят техобслуживание, выглядят очень даже блестяще – если стоят в ряд вдоль ограды аэропорта и никуда не летают.
Однако пресс-служба ВВС не удержалась от детализации фокуса и отметилась официальным релизом со следующими строчками: «С начала проведения АТО наши авиазаводы сдают воинским частям по несколько самолётов в месяц, только за два последних года получено более 60 летательных аппаратов…»

С начала проведения АТО прошло 45 месяцев. Если заводы ремонтируют-модернизируют по несколько самолётов ежемесячно, то весь авиапарк украинских ВВС уже был бы полностью обновлён. В январе 2018 на балансе числилось около 170 боевых машин («Су-24», «Су-25», «Су-27» и «МиГ-29»). В переименованную эскадрилью-бригаду за четыре последних года прибыло… два самолёта «Су-27» после заводского восстановления. Получение 60 летательных аппаратов возможно разве что с учётом всех БПЛА, будь то американского фабричного или местного кустарного производства.
В 1992 году украинские ВВС состояли из 1.100 боевых и транспортных самолётов – в шесть раз больше, чем году нынешнем. В подавляющем большинстве самолётов новых, на оснащённых аэродромах и укомплектованных ремонтных базах. Ну и кому нужны такие неблестящие сравнения к четвёртой годовщине гiдности?!

Или поставки санитарных бронеавтомобилей «Богдан-2251» в зону преступного АТО, под личным присмотром президента из мальдивского окопа. Из 50 машин в первый же месяц эксплуатации ровно половина потребовала ремонта в полевых или заводских условиях. Оплата ремонта – всё из того же распухшего оборонного бюджета. Военные медики критикуют «богданы» за сильную тряску, низкую устойчивость, открывающиеся на ходу двери (!), низкую надёжность топливной системы и прочие мелкие недостатки. Раненые и больные ничего не критикуют, только крестятся после выгрузки из горе-автомобиля. Если не выпали из «богданов» через внезапно распахнувшуюся дверь, цепляясь за криво поставленную капельницу…
А ведь 50 автомобилей – это заметный вклад в рост промышленного производства, в освоение военных средств и ликвидацию проблемы с ранеными. Не то что при предыдущем «кровавом» режиме, когда корпорация «Богдан» выпускала продукции до 13.5 тысяч машин в год.

Саботажники, диверсанты, паникёры и очковтиратели препятствуют становлению мощного украинского ВПК и расцвету сильнейшей армии Европы столь изощрёнными способами, что назрела необходимость решительной борьбы. Не только с вольными и невольными пособниками агрессии, но с архивной статистикой, с бесовскими фото- и видеоматериалами, с колдовской арифметикой.
Тогда и запуск противокорабельной ракеты «Х-35» (советская разработка 1977 года) можно выдать за испытание новейшей крылатой ракеты украинского производства – вопреки отсутствию технологий, производственных мощностей, специалистов и даже названия у блестящей разработки.