Разрывы сланцевой индустрии США

Фотоколлаж

Вопрос «Кто моргнёт первым в нефтяной войне?» получил однозначный ответ даже раньше первых залпов. Радостные аплодисменты за океаном сменились удивлённым похлопыванием ресниц и дошли до ударов кулаками по исключительным столам. Двенадцать лет развития сланцевой индустрии США (включая три года преференций за счёт сделки ОПЕК+) подходят к концу.

Мировая экономика и глобальная энергетика находятся на извилистом треке серьёзных перемен. Когда будет достигнут стабильный участок и какой ценой, достоверно неизвестно. Но определённые ориентиры остаются в прошлом на наших глазах.

Окончание сделки ОПЕК+ озвучено в начале марта 2020 года, но соглашение действовало до апреля. Агрессивные намерения отдельных нефтяных монархий нарастить добычу в знак траура по баррелю остались пустыми заявлениями. Планы перекроить сырьевые рынки (инфицированные COVID-19 и рекордным спадом производства в развитых странах) едва ли реалистичны. Даже идея раздобыть десяток танкеров для хранения углеводородных запасов не находит практического подтверждения.

Подтверждается заинтересованность американских властей и корпораций в росте мировых цен на нефть до уровня рентабельности сланцевой добычи в США.

Цифры кассовых и прочих разрывов американской энергонезависимости были интересны и до марта с.г. MAGA-тезис «Нам не нужна ближневосточная нефть!» озвучен ещё летом 2019 и вполне справедлив. Глава американского государства высказался только об одном импортном направлении.

США действительно вышли на уровень 12.3 млн. баррелей ежедневной добычи и около 3.5 млн. баррелей продают на внешних рынках. Но все потребности страны составляют 17 млн. «бочек» в день. Дефицит заполняется рачительно – главным образом тяжёлой, многопримесной и дешёвой нефтью из Канады и Венесуэлы. Собственная индустрия характеризуется следующими факторами:

  • Исчерпанием запасов в двух крупнейших формациях из трёх. Вообще феномен гидроразрыва пластов вот уже 12 лет остаётся сугубо американской технологией, на всех других континентах таковая добыча не задалась;
  • Новых прорывных технологий не появилось, стоимость всех стадий разведки и работ продолжает дорожать. Особенно при нынешнем комбинированном кризисе;
  • Нефтедобытчики США уже оптимизировали расходы и издержки во время спада цен в 2014-2016 гг., резервов для дальнейшей экономии немного;
  • Стоимостью барреля West Texas Intermediate снижена до 22-25 $ при уровне безубыточности в 50 $. Большинство компаний (все частные) ориентируются на 55-60 $;
  • Кредитное бремя американских сланцевиков составляет 20 млрд. $ в нынешнем и 30 млрд. $ в наступающем году. Заливка кризисного пожара из долларового брандспойта ФРС никак не повлияет на улучшение рентабельности всей отрасли;
  • Общие потери американской нефтедобычи при цене Brent в 35 $ достигнут 380 млрд. $ с мультипликативным негативом далеко за пределами Техаса.

Стимул вкладываться в отрасль попросту пропал именно ввиду «невидимой руки» рынка. Особенно когда в другой руке появляются пачки резаной бумаги, за которую пока можно купить сырьевой (и прочий) товар с доставкой до исключительных причалов.

В определённом смысле американская энергетическая политика сейчас находится на распутье. Впрочем, как и вся политика, в том числе на «ненужном» Ближнем Востоке.

Можно ввести эмбарго на поставки нефти из «плохих недемократичных» стран – правда, такое не удалось даже с Венесуэлой. Назначить своего карманного президента несколько проще перепрофилирования десятков НПЗ.

Можно потрясти дежурными санкциями, с ещё меньшим эффектом для спасения стратегической отрасли США.

Можно увеличить стратегический резерв, ещё на сотню-другую миллионов бочек.

Можно расширить государственную роль в нефтедобыче – с нынешнего регулирования и фискального обложения до появления гигантов а-ля Saudi Aramco.

А можно перевернуть доску джентльменской игры и надавить на уши непонятливым партнёрам. Которые мучительно пытаются догадаться, почему же исключительно дорогие ЗРК пропускают кустарные ракетные удары по монархическим нефтезаводам и танкерам.

В какой форме придётся спасать сланцевого рядового Райана, решается в заокеанских штабах при явном дефиците времени и в условиях высочайшей цены любой ошибки за полгода до президентских выборов.

ПОДЕЛИТЬСЯ: