Расщепление заокеанской дипломатии

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и государственный секретарь США Майк Помпео во время встречи в Рованиеми, Финляндия

Провал очередной попытки насильственной смены власти в Венесуэле интенсифицировал дипломатические переговоры между Россией и США. До небывалого уровня за последние пять лет – то есть с момента успешного государственного переворота на Украине.

Уже на следующий день после «переломного момента венесуэльской революции» состоялись переговоры между руководителями дипломатических ведомств РФ и США. Через два дня – телефонная беседа российского и американского президентов. На следующий день – ещё один удалённый разговор С. Лаврова и М. Помпео. Наконец 6 мая 2019 года – их личные и продолжительные переговоры в финском Рованиеми.

Диалог между Россией и США можно и нужно всячески приветствовать. Он не ограничен двусторонними отношениями, попавшими в капкан хакергейта. Он касается широкого спектра актуальных проблем в области безопасности «горячих» регионов планеты и глобальной стабильности. Он позволяет избегать опасной конфронтации и все последние пять лет осуществлялся в рамках realpolitic.

Пусть не на высших дипломатических уровнях, но с достижением результатов вопреки публичным декларациям и политическим стереотипам.

Иначе трудно объяснить визит в Вашингтон руководителей российских ведомств разведки и контрразведки. Случившийся ещё в январе 2018 года, невзирая на истерику хакерских скандалов и персональные запреты таковых визитов.
Иначе трудно объяснить совещание между высокопоставленными штабными офицерами ВС РФ и U.S. Armed Forces, прошедшее весной текущего года в австрийской Вене. Как и по большому счёту безконфликтное взаимодействие между Россией и США в Сирии. Как и наблюдательный полёт российского Ту-154 ЛК-1 над стратегическими объектами в континентальной части США, согласно программе «Открытое небо».

Главное – трудно не заметить системных усилий нынешней американской администрации по ликвидации токсичных пассивов однополярного мироустройства. Процесс ухода исключительных вооружённых сил из Ирака, Афганистана и Сирии сложен и противоречив, но необратим. В отличие от вьетнамского фиаско, эвакуация осуществима в спокойном и организованном режиме.

Успешная репетиция «We go home!» уже проведена в Ливии всего месяц назад. В конце апреля с.г. «ответственное и упорядоченное» расставание с Афганистаном подтверждено американскими представителями на переговорах с Россией и Китаем в Москве.
Контингент США в Сирии маскирует предательство курдских фантазий о государственности и фантастически победил запрещённый в РФ ИГИЛ.
Войска США в Ираке уже кардинально сокращены и на оперативную обстановку в отдемократизированной стране влияния не оказывают.

Процесс прихода ВС США в ракетно-ядерную КНДР абсолютно невероятен.
Вторжение в сравнительно слабую и близкую Венесуэлу не имеет веских причин – даже если абстрагироваться от международного права и либерально-демократических догматов.

Открытая и масштабная оккупация целых стран либо отдельных строптивых провинций слишком затратна для бизнесменов Белого дома и в целом для американских интересов. Интересы защищаются налогообложением союзников и партнёров, интересы продвигаются финансовыми рычагами, санкционными розгами и торговыми войнами. Гибель американских солдат и авианосные походы не интересны при отходе от модели однополярного мироустройства к моделированию по схеме «Вы все нам должны, начните с 2 % ВВП!»

Триллионы сэкономленных долларов и тысячи сбережённых жизней «наших парней» – весомый аргумент для миролюбия стратегов MAGA. Внешнеполитическая индульгенция для второй каденции Д. Трампа, хорошее подспорье к рекордному сокращению безработицы и росту биржевых котировок в США.

Поэтому американская дипломатия переживает своеобразный период расщепления.

Когда государственный секретарь публично требует от России «Убраться из Венесуэлы!» и часами обсуждает с министром иностранных дел РФ совершенно иные вопросы. Сто инструкторов и советников ВС РФ мешают американским бронированным армадам в зоне действия доктрины Монро 2.0? Где только армейской авиации более 1.500 единиц, без привязки к плавучим аэродромам? Где только в Колумбии семь американских баз, в Перу восемь, на островах вдоль венесуэльского побережья десять? Где спецназ США имеет многолетний опыт войны с партизанами, наркобандами, революционерами и другими противниками в различных комбинациях? Oh, really?

Предшественники М. Помпео требовали от РФ «Убраться из Сирии как можно скорее!» всего три года назад. Но кто теперь эвакуируется из САР? И кто арендовал на 49 лет не только лишь военно-морскую базу в Тартусе, но и гражданский портовый комплекс в Средиземном море?

Подобные риторические вопросы на переговорах С. Лаврова и М. Помпео не обсуждаются. Как и список из 70 суверенных стран, откуда ВС США могли бы убраться прямо сейчас. Ультимативный диктат в принципе не подлежит обсуждению, не нуждается в телефонных дебатах и в личных переговорах.

Американская дипломатия идёт по пути наименьшего сопротивления и перекладывает издержки национальных интересов США на самых податливых сателлитов. Но в Латинской Америке явный дефицит суицидальных вассалов.

Когда государственный секретарь требует от России покинуть Венесуэлу, его подчинённые инспектируют зону украинской АТО. Изучают карательный опыт на донбасской местности и целостность врученного ВСУ оборудования Made in USA. Следующие партии оберегаемого на складах оборудования и даже расходные части для оборудования нынешнего бесплатных поставок не предусматривают. Как и рискованного присутствия операторов с американским гражданством.

Если венесуэльская армия сохраняет единство с народом и не ведёт смертельного огня даже по мятежникам, то армия украинская пятый год обстреливает гражданское население Донбасса из артиллерии, миномётов и РСЗО. Конечно, такой опыт привлекает пристальное внимания американской дипломатии – на предмет клонирования в Венесуэле, КНДР, Иране и т.д.

Однако готовность расщепить собственную страну не только по линии донбасского разлома представляется уникальной. Она требует десятилетий активной домайданной обработки, политической слепоты и общественной инфантильности. Ресурсов и решимости бывшего планетарного жандарма давно не хватает на глобальный контроль и даже на региональные авантюры.

Купить суверенность большой европейской страны за горсть хлебных крошек после февраля 2014 сложнее, чем «победить врагов демократии» в Афганистане, Сирии и Венесуэле одновременно.