Проект «майдан», дурман, финал

Протесты в Грузии

Прибалтийскому и закавказскому «чудесам» в области политики, экономики и финансов минуло 15 лет. Между «чудесами» пролегает дистанция огромного размера, заполненная Российской Федерацией – ради которой восхваление революционных миражей и затевалось. Три балтийские страны показывали выгодную витрину интеграции с ЕС, разлетевшуюся на осколки ещё во время кризиса 2008 года. Грузинский филиал специализировался на антикоррупционных мерах и милитаризации страны. Последняя функция привела к оглушительному военному фиаско и формализации распада государства в том же 2008.
Именно в Грузии затянувшийся проект «Майдан = вершина демократии» пришёл к логическому наркотическому финалу в году нынешнем.

Из всех начинаний, проведённых олимпийским стратегом и покорителем украинских границ на собственной родине, частичный успех сопутствовал правоохранительной реформе. В Грузии действительно возрос престиж работников полиции, их легитимные доходы и прозрачность всей работы. Снизилась преступность, как минимум согласно отреформированной отчётности. Были депортированы десятки «воров в законе», их тяжёлый труд продолжили менее публичные персоны.
После 2008 года пузыри инвестиций лопнули и страна погрузилась в провинциальную стагнацию, за исключением отдельных очагов столичного блеска. Антинаркотическое законодательство оставалось строгим (от 8 лет до пожизненного заключения!), но правоприменительной практики касалось редко.

Самая публичная персона грузинской политики лишилась президентской должности безо всякого майдана, в результате демократических выборов, и пятый год лелеет надежду вернуться к рычагам управления. Вопреки букету уголовных дел, катастрофическому падению популярности и многочисленным свидетельствам собственной наркозависимости. Надежды получили шанс на осуществление благодаря запрещённым препаратам – символический эпилог для всех бархатных революций и ёмкая характеристика их вождей.

В середине мая с.г. грузинская полиция провела рейды в пяти клубах г. Тбилиси. Задержала десяток торговцев зельем, двух клубных владельцев и несколько «активистов», ратующих за либерализацию наркотиков. Неделей раньше в грузинской столице зафиксировано несколько летальных исходов от передозировки синтетической отравой, всем жертвам не было и 30 лет.
В результате власти приостановили смягчение наркотического законодательства и провели жёсткие рейды по рассадникам увеселительной токсичности. Оппозиция обвинила государственных мужей в убийстве вышеупомянутых наркоманов, в притеснении ночных клубов (оплотов полной свободы!) и повела недовольную тусовку к парламенту. Прямо по ночным улицам, благо идти недалеко.

Грузинские власти такого поворота не ждали. При всём многообразии уличных протестов наркомайдан ещё не собирался нигде и никогда. Под лозунгами «Нет такой борьбе с мефедроном!»«Танцуй за свободу!»«Нам не нужна тирания!» начался концерт под открытым небом и продолжался двое суток. За этот срок к лозунгам внезапно добавились плакаты «Stop Moscow!» Пожелания об извинениях полиции переросли в требования об отставке полицейского начальства, глав МВД и правительства Грузии.
Министр внутренних дел публично извинялся за своих подчинённых, премьер пообещал вернуться к наркотической либерализации. Рейв-протестувальники дали властям неделю на выполнение обещаний и прикрыли 10-тысячный концерт на центральной площади Тбилиси.
До ближайших выходных, пока не забурлит веселье в ночных клубах.

Грузинский наркомайдан интересен по многим причинам.

Блистательно реформированная полиция выкручивает руки, лупит по почкам и раскладывает человеческие узоры на асфальте без малейших колебаний и пока что без карьерных последствий.
Власть по-прежнему неповоротлива, не способна просчитать последствия решительных (и большинства других) действий. Поляризация общества имеет стихийный характер и толком не управляется никем. Для насильственной радикализации протестов имеется питательная среда и точки ультрас-кристаллизации.
Оппозиция готова оседлать любую протестную акцию – западным СМИ и профильным фондам лучше всего продаётся протест в защиту ЛГБТ, наркотиков и против России. Что наглядно показала эволюция плакатных лозунгов и озвучивающих их «активистов».
Чудеса в области политики, экономики и финансов давно разоблачены, в них и сами фокусники не верят. Подлинные шансы заработать начертаны на обороте плаката «Stop Moscow!», но такие письмена опасны возвращением в реальность.

Сладковато-удушающий запах «революции» стелется на единственной столичной площади, в то время как остальная страна титаническими усилиями выживает. Яркая привлекательность динамичного успеха бурлит в нескольких ночных клубах – настоящая жизнь без наркотического допинга скучна, пресна и беспросветна.
Братья Стругацкие описали такое общество ещё в 1965 году, в повести «Хищные вещи века». Финал произведения оптимистичным не назовёшь.