Проблемы немецкой экономики и европейской политики

Фотоколлаж

Локомотив европейской экономики сотрясает скандал в кабине машинистов. Вызывают опасения нелегальные пассажиры, в больших количествах цепляющиеся к вагонам и проникшие в комфортабельные купе. Во многих частях подвижного состава поддерживают динамический результат локомотивной бригады, но оплачивать его не желают. Заокеанский гарант железнодорожного суверенитета обкладывает подопечного пошлинами, притеснениями и требованиями закупить у него броню по цене чистого золота.
Проблемы ФРГ описываются как внешние и случайные раздражители при отлично функционирующем базисе «Наш паровоз вперёд летит!»

Между тем у Германии системные проблемы именно с экономикой, в чём нет ничего страшного и тем более фатального. У любой страны есть экономические неурядицы, а подлинная «золотая эра» сверкает исключительно с большого расстояния. Немецкие экономисты и политики прекрасно осведомлены о главных факторах нарастающих рисков – и это отнюдь не конфетные грубости Д. Трампа и не споры внутри правящей коалиции ХДС/ХСС.

Это завершение эпохи «переваривания ГДР». На излёте холодной войны Германия получила уникальный в человеческой истории бонус – целую страну на блюдечке с голубой каёмочкой. О. Бендер мечтал о миллионе советских рублей, федеральные канцлеры (и по сути все жители ФРГ) бесплатно получили ценностей на триллионы марок. И кто после этого великий комбинатор?

Четверть века назад получена страна с отличной инфраструктурой и развитым хозяйством. Страна с лояльным и культурно идентичным населением в 16.6 миллионов человек. Страна с полным отсутствием политической и экономической элит, готовая к освоению немецкими концернами и партиями.

Подобный рост капитализма «вширь» имел место в США XIX века, при покорении Дикого Запада и зачистке американских просторов от американских же индейцев. В Германии конца прошлого столетия зачищать никого не требовалось, а по части цивилизованного развития приоритет между западом и востоком далеко не однозначен. ГДР наполнила объединённую Германию миллионами квалифицированных кадров, готовых трудиться с профессионализмом западных немцев за половину их зарплат – без принуждения и без резерваций.

Данная модель роста исчерпана, она вообще протянула удивительно долго и плодотворно. Но совершить модельное расширение на весь Евросоюз не удалось. На внутренний экстенсивный рост ориентировалось и внешнее благополучие «локомотива Европы» – экспортно-ориентированная экономика. Экономическое чудо ФРГ базируется на мощном экспорте товаров с высокой добавленной стоимостью – он превысил 50 % всего немецкого ВВП! За последние восемь лет валовой внутренний продукт ФРГ вырос на 30 %, общеевропейский – всего на 3 %. Германия снабжает страны ЕС и неевропейских клиентов тысячами видов продукции – фирменной, качественной и дорогой, на сотни миллиардов евро ежегодно.

Именно это топливо полыхает в топке резвого локомотива. Но любой котёл имеет ограничение по создаваемому давлению, его превышение чревато тяжелейшей аварией. Особенно при каскаде ошибок управления и при общих изменениях в транспортной геополитике.

В ФРГ снижается количество трудоспособных граждан и возрастёт количество пенсионеров. Ставка на приток новых трудовых ресурсов по программе «Мы справимся!» ситуацию лишь ухудшило и продолжает ухудшать. Сложны и громоздки бюрократические правила. Очевидны односторонние выгоды от введения евро. Болезненны потери – как от антироссийских санкций, так и от давления властей США и фрондёрства восточноевропейских новобранцев. Растёт имущественное расслоение населения, его возмущение шаблонным упорством политиков, изоляционизм регионов (баварская вотчина ХСС и др.)
Каждый из факторов вполне преодолим по отдельности, но их комплекс способен закрутить полотно перед немецким локомотивом в гордиев узел.

Институты единой Европы выстраивались под лидирующую роль единой Германии – но после Brexit и Trumpshock единой Германии всё меньше нужна единая Европа. Кому нужен проект, потребительски присосавшийся к немецким достоинствам и пренебрегающий немецкими проблемами?! Будь то распределение беженцев, истерика о газовых потоках, многомиллиардные штрафы немецких автогигантов или перспектива пошлин на их продукцию в ещё больших размерах?

Как единая Европа помогает ФРГ? Польскими требованиями новых репараций за нацистские грехи, балканским транзитом соискателей немецкой «социалки», парадом популизма внутри шенгенской зоны?

У машинистов всё ещё могучего локомотива появляется соблазн отцепить дотационные вагоны и договориться с дорожными диверсантами на двусторонней основе. Пример такой политики вполне успешен за океаном – выполнение предвыборных обещаний новой администрации обеспечило минимальный уровень безработицы с 1963 года! Двукратное снижение налогов для крупного бизнеса переломило хребет всем критикам «агента Дональда», включая специальные прокурорские расследования и сенатские подозрения. Демонстративное нарушение канонов либеральной толерантности и союзнической лояльности поддерживается широкими слоями общественности, как бы не бесновались исключительные СМИ.

Если на свой вариант «Make Deutschland Great Again» решатся власти Германии, это станет возрождением экономического влияния ФРГ на фоне тихого заката Евросоюза. Другое дело, что рубить гордиев узел накопившихся проблем – слишком смелое решение для нынешнего берлинского руководства.