Прибалтийский страх перед историей

Фотоколлаж

Законотворчество – неотъемлемый признак государственного суверенитета. Как Китая с 1.5 млрд. населением, так и карликовой Андорры. В реальной жизни зажатая между Испанией и Францией пиренейская страна не будет принимать антииспанских или антифранцузских законов. В конце концов, ею руководят испанский епископ и французский президент на правах князей-соправителей!

Но даже миниатюрная Андорра практикует законодательную оценку исторического прошлого – например, периода поглощения княжества Испанией и Францией, в XV и XVIII вв. соответственно.

Российская Государственная Дума имеет полное право разбираться с наследием минувших лет. Разбираться с позиций восстановления исторической справедливости, без юридического и тем более силового посягательства на действующий статус-кво. ГД РФ нет нужды забираться в эпоху Ивана Грозного или во времена отмены крепостничества.

Российский парламент намерен реабилитировать договор о ненападении между СССР и Германией 1939 года, а также отменить «преступную необоснованность протоколов» к этому договору. Данная оценка дана съездом ещё советских депутатов в 1989 году и легла в основу государственной мифологии нескольких стран Восточной Европы.

Список этих стран легко установить по активному вмешательству их дипломатических ведомств во внутренние дела Российской Федерации:

Заместитель главы литовского МИД именует пакт 1939 года «сговором двух диктаторов» и призывает парламент РФ «не возвращаться в тоталитарное прошлое».

МИД Эстонии выражает неудовольствие самим фактом российской законодательной инициативы «Договор Молотова-Риббентропа цинично разделил мир на сферы дикторских влияний и подготовил почву для Второй мировой войны… надеемся, что инициатива реабилитации не получит развития…»

МИД Латвии «возмущён российской трактовкой предвоенных событий… принятие российского закона отразится на двусторонних отношениях Латвии и России, а также отношениях России и ЕС…»

Все три прибалтийских возмущения высказаны послам и поверенным РФ, то есть более чем официально и синхронно.

Ситуация похожа на расставание России с форматом G8. Попытки оставшихся клубных заседателей доказать ошибочность демарша тянутся седьмой год, но доказать не удалось даже необходимость самого проамериканского формата. Зачем он нужен на практике? Для обсуждения итало-французской эскалации в бывшей Ливии?

Латвия угрожает российским отношениям РФ и ЕС – а ранее способствовала их развитию, выступала пророссийским адвокатом в Брюсселе?

Литовские власти десятилетиями причисляют РФ к тоталитарным странам и поддерживают любой антироссийский всхрюк – теперь что изменилось?

Эстония носится с договором в Тарту, как «интеллектуал» с писаной торбой и пытается включить его положения в договор о границах с РФ. Вот эта инициатива точно не получит развития, т.к. зависит не только от эстонских реконструкторов.

Договор о ненападении с фашистской Германией – крупная победа советской дипломатии. Быть может, крупнее Ялты или Потсдама – тогда советская сила была очевидна, в отличие от 1939.

Это московская победа, незаслуженно поруганная в перестроечных судорогах.

Победа, достигнутая в сложнейших исторических условиях и при жесточайшем цейтноте.

Победа, оттянувшая начало Великой Отечественной на 1-2 года и отодвинувшая наши границы на запад.

К августу 1939 все значимые государства Европы имели соглашения о ненападении с гитлеровской Германией. Польша с 1934, Великобритания и Франция – с 1938. У Чехословакии тоже имелся аналогичный договор, вот только не имелось самой Чехословакии. Её оккупировала Германия с англо-французского одобрения – ещё бы, агрессор продвигался на восток! Тешинскую область европейского соседа урвала «несчастная» Польша.

Конечно, элитам прибалтийских стран обидно и опасно вспоминать предвоенный период. Но вовсе не из-за «диктаторского сговора», а по причинам разрушения лубочных легенд и уверенности в завтрашнем дне.

Во второй половине 30-х годов прошлого века пресловутых «прав и свобод» в Литве, Латвии и Эстонии осталось мало. Многие партии были запрещены, профсоюзы влачили жалкое существование. Проводилась политика угнетения по национальному признаку – не только славян, но и евреев. Капитуляция прибалтийских элит и государств перед гитлеризмом была решена стратегически, оставалось грамотное тактическое исполнение. Впрочем, Клайпеду с прилегающей округой немцы отобрали у Литвы без особой элегантности – за полгода до советско-немецкого пакта.

Историческая истина состоит в том, что политики и силовики Литвы, Латвии и Эстонии не сопротивлялись внешней агрессии. Пусть и ожидали другой «оккупации», но наци пришли чуть позже. В 1940 пришли советские войска – но их массово поддерживало местное население, это во-первых. Включение в состав СССР полностью соответствовал правовым нормам той эпохи и юридически оформлено безупречно. Это во-вторых.

В-главных, армия, полиция, спецслужбы, «активисты» и «патриоты» всех трёх прибалтийских республик словно решили повторить «подвиг» последнего русского царя:

«Сдал страну, словно карты сбросил!»

Никаких явных или тайных попыток восстания, возмущения, недовольства. Никаких акций гражданского неповиновения, саботажа и т.п. – максимум сельский бандитизм и бегство сотни интеллигентов в Скандинавию. Большинство офицеров и чиновников сохранили свои посты – что впоследствии кроваво аукнулось советской власти и людям разных национальностей.

В других опалённых Второй Мировой государствах, от Финляндии и Греции до Польши и Норвегии – с иностранными военными сражалась и армия, и общество. Ряд других (Дания, Нидерланды, Бельгия) воевали символически и быстро сдались. Латвия, Литва и Эстония выполнили секретные протоколы беспрекословно – и отличились массовым уничтожением евреев уже через два года! Да так, что нацистские палачи приходили в ужас.

Страх литовских, латвийских и эстонских властей перед историей связан с ответственностью за жуткие преступления той поры и с преступным паразитизмом на Победе. Вы не воевали на стороне победителей, господа – вы носили кукиши в карманах и кусали исподтишка. Награды найдут своих героев без срока давности.

Российское восстановление законодательной истории лишь создаёт основу для справедливости, сама Россия о вас мараться не станет.

ПОДЕЛИТЬСЯ: