Послушное гаагское «правосудие»

Здание Международного уголовного суда в Гааге, Нидерланды

Международный уголовный суд (МУС) создан 20 лет назад с исключительно благими целями. Его деятельность базируется на Римском статуте 1998 года, сами стряпчие комфортно расположились в нидерландской Гааге. Это постоянный орган мирового сообщества для юридического и адресного преследования лиц с государственными либо квазигосударственными полномочиями. МУС призван осуждать виновных в геноциде, в преступлениях против человечности, в военных преступлениях и в агрессии.

В XXI веке таковых прискорбных эпизодов более чем достаточно, вполне очевидны организаторы и исполнители наиболее вопиющих преступлений. Достаточно вспомнить югославских детей, погибших под бомбардировками НАТО.
Или деятельность Колина «Пробирки» Пауэлла при агрессии против Ирака.
Или мнение официальных лиц США о приемлемости уничтожения полумиллиона иракских детей за шанс на «демократию» в Месопотамии.
Или системные пытки в тайных тюрьмах ЦРУ, дикости Абу-Грейба, сам факт наличия тюрьмы в Гуантанамо, более 100 ежегодных и внесудебных казней посредством американских БПЛА и т.д.

Появление МУС было вызвано ужасом геноцида в Руанде и драматичными событиями в Югославии до агрессии НАТО. Избирательность всегда была присуща гаагскому «правосудию», ведь судить предполагалось сообразно вашингтонским указаниям и западным приоритетам. С тренировкой на африканской площадке, где была возможность широкого осуждения «отсталых варваров» без весомой международной поддержки…

Однако пока оформлялось появление всемирного уголовного трибунала, произошли тектонические сдвиги в глобальной геополитике. Между 1998 и 2002 годом случился авиационный теракт против США, началось вторжение U.S. Army в Афганистан и вовсю развернулась подготовка к агрессии против Ирака.

Соответственно развернулось отношение американских властей к уголовному преследованию за геноцид, преступления против человечности, военные беззакония и т.д. Мы тут подозреваемых в терроризме напалмом заливаем, с вертолётов и беспилотников расстреливаем, тиранов всяческих свергаем, отбросив белые перчатки. Для вашей же пользы, многоуважаемые судьи – так что не путайтесь под ногами и не потрясайте гуманитарными параграфами, целее будете.

МУС продолжал эксперименты на Чёрном континенте, но его международная юрисдикция и правоприменительные полномочия съёживались. Столь различные государства, как Россия, Китай, Индия, Турция, Индонезия, Иран и Израиль, отказались делегировать часть своего суверенитета новообразованной структуре. Наибольший скепсис проявили США – подписав Римский статут в 2000, но отозвав подпись уже в 2002 году. Военные преступления в Ираке и Афганистане не подлежали даже теоретическому измерению на весах Фемиды.

И всё же афганская авантюра U.S. Army почти добралась до судебного изучения согласно одному из трёх возможных механизмов.
Первый предполагает желание афганского правительства добиться справедливости – что совершенно нереально, с учётом зависимости официального Кабула от силовой и финансовой поддержки США.
Второй опирается на консолидированное мнение СБ ООН, где США обладают правом вето.
Третий предусматривает прокурорскую инициативу по материалам конкретных и документированных преступлений – чего за 17 лет оккупации горной страны набралось выше хребтов Гиндукуша…

Приведение к покорности строптивых прокуроров и всего состава гаагских заседателей потребовало от Вашингтона минимальных усилий. Нескольким юристам было отказано в заокеанской визе, чиновники Государственного департамента пригрозили расширением санкций против МУС. И суд смягчился, как ошпаренный – отказавшись расследовать все военные преступления в Афганистане! Будь то совершённые иностранными интервентами, правительственными силовиками или террористами разной степени радикальности!

Формулировки отказа стали приговором самому существованию МУС.

Основания для рассмотрения многочисленных эпизодов геноцида, агрессии, военных преступлений и преступлений против человечности в Афганистане, совершённых в период 2002-2004 гг., имеются.

Однако практического смысла расследование и суд не имеют, ввиду призрачных шансов на успех. Вовлечённые стороны отказываются сотрудничать. Сбор улик, свидетельских показаний и прочих доказательств сопряжён с большим риском и финансовыми  расходами. В резюме решения МУС сказано:

«Расследование ситуации в Афганистане на данном этапе не отвечает интересам справедливости и поэтому прекращается»

МУС создавался для расследования именно таких ситуаций, как афганская или иракская. Лёгкий санкционный шлепок вправил мышление международным судьям, но выставил их призраками однополярного прошлого. Детище уходящего мироустройства, реликт «конца истории» и юридической зачистки этого процесса оказался неэффективным инструментом в руках трусоватых конформистов.

С апреля 2019 года согласно собственному решению МУС лишился морального права на трактовку самого понятия «справедливость» и уж тем более – «возмездие».