Послевоенная Сирия: проблема северных территорий

Турецкая армия на территории северной Сирии

Президенты России и Турции достигли договорённости о предотвращении кровопролития в сирийской провинции Идлиб. Таков главный результат переговоров на высшем уровне, прошедших в Сочи 17 сентября 2018 года. Некоторые пункты соглашения очевидны, другим только предстоит проявиться в ближайшие месяцы и годы.

Антиправительственные боевики спасены от разгрома превосходящими силами сирийской армии и её союзников. Они празднуют победу личного выживания, хотя всего пару лет назад претендовали на полноту власти во всей Сирии. Так проходит былая слава и незафиксированные вовремя амбиции.

Гражданское население провинции тоже избавлено – от опасных невзгод военной операции и от спокойной мирной жизни. Отдельная тема – численность мирных граждан в сирийском «заповеднике гоблинов». До 2011 года провинция имела около миллиона жителей. Современные оценки в 2.5-3 млн. выглядят невероятно наглой попыткой освоения гуманитарной помощи и убойным аргументом в войне фейков. При штурме Алеппо тоже разгонялись данные о трёхстах тысячах некомбатантов в зоне сражений – впоследствии их оказалось около ста тысяч.

В военном отношении штурм Идлиба отложен как минимум на два месяца. Западные «друзья Сирии» лишились причин для осуществления ещё одной химической провокации с пусками ракетной ненависти по истерзанной стране.
Соглашение В. В. Путина и Р. Т. Эрдогана получит статус официального документа Организации Объединённых Наций.

Сирия устояла под напором банд радикальных джихадистов и «светских оппозиционеров». Консолидировала под центральным контролем основные провинции, промышленные центры, сельскохозяйственные районы, города и магистрали. В основном завершена горячая фаза гражданского противостояния. Запущены процессы примирения и восстановления, счёт вернувшихся беженцев уже идёт на сотни тысяч человек, отмечается финансовая стабилизация национальной валюты и ощутимый экономический рост.

Благодаря стойкости сирийского народа и армии, а также серьёзной помощи основных союзников – России и Ирана – самые прискорбные проявления «арабской весны» остались в прошлом.

Однако правительство Дамаска ввиду семилетнего изнурительного конфликта не обладает возможностями и ресурсами для осуществления суверенитета над всей территорией САР. Если отрицать данную объективную реальность, ужасы прошлого закольцуются с тёмным будущим в кровавый хоровод хаоса и безвременья. В частности, северную Сирию ожидает сложный переходный период, формирующийся при участии ведущих региональных и глобальных держав.

Все участники Астанинского процесса (Россия, Турция и Иран) уже способствуют политическому урегулированию в Сирии и экономическому восстановлению страны – хотя процессу всего полтора года. Впервые за время конфликта в САР сочинское соглашение двух президентов поддержано ООН, МИД Сирии, Франции и Ирана, а также Госдепом США – то есть всеми вовлечёнными государствами, если абстрагироваться от законности их «вовлечения».

С сентября 2018 года провинция Идлиб де-факто переходит под контроль Турции с соблюдением следующих условий:

  • Анкара обязуется вывести свои войска из САР по завершении «переходного периода»;
  • В ближайшие недели Турция обеспечит отвод сначала тяжёлого вооружения боевиков, а затем и большинства их отрядов с линии конфликтного соприкосновения с сирийской армией;
  • Меры безопасности в буферной зоне шириной 20-30 километров возложены на совместные патрули турецкой армии и военной полиции РФ, что своеобразно оттеняет «единство НАТО»;
  • Гарантируется полное отсутствие нападений на остальную территорию САР из мятежной провинции. Включая беспилотные (пусть и бесполезные) атаки на российскую базу в Хмеймиме, иные террористические или диверсионные вылазки;
  • Готовится полноценный транспортный транзит между провинциальными центрами Сирии. В том числе сквозной из Латакии в Алеппо через всю мятежную провинцию к концу 2018 года. Одним из важнейших аргументов для штурма Идлиба сирийской армией было именно кратчайшее транспортное сообщение мегаполиса Алеппо с едва пострадавшей в войне портовой Латакией;
  • Турецкая сторона проводит сортировку отведённых внутрь Идлиба боевиков на террористов и умеренных. Если откровенно, то на управляемых турецкими силовиками и на строптивых автономистов в течение ближайшего месяца.

Последний пункт представляется ключевым для всего соглашения «Peace for Idlib».

Турция уже культивировала, пропалывала и прививала своих «подопечных» весь 2018 год. В Идлибе только полевых командиров странным образом полегло несколько десятков, причём на поле боя с сирийской армией не было ни одного. Разумеется, управляемая селекция проводится не только лишь ради борьбы с международным терроризмом. Скорее во имя безопасности турецких границ и государственных интересов в расширенном понимании официальной Анкары.

Десятки тысяч профессиональных боевиков свезены в Идлиб со всей Сирии в течение трёх последних лет. Это не только большая проблема, но и ценный ресурс.

Особенно при их изоляции от остальной Сирии, возвращающейся к мирной жизни.
Особенно при тщательной фильтрации всех беженцев из Идлиба, пытающихся выехать на север в ту же Турцию.
Особенно при наличии огромных просторов к востоку от провинции, занятых проамериканскими курдами. Которых турецкие власти десятилетиями именуют террористами и давно грозятся привести к покорности через силовое принуждение.

Кроме того, европейской финансирование Турции обусловлено турецкими препонами перед радикальными экстремистами, рвущимися в ЕС. Европейские политики будут только рады ликвидацией радикальной проблемы на корню и подальше от Европы. Голубая мечта для брюссельских чиновников – чтобы в Ливии или поблизости от руин Джамахирии нашёлся свой Эрдоган…

Положение сирийских курдов осложнено спорадическими боями с сирийской же армией. Провалом переговоров с Дамаском ввиду завышенных ожиданий от переговорного процесса. Системным отказом оценивать положение здраво (на примере Африна, занятого Турцией полгода назад сравнительно легко и аналогичной потери Киркука в Ираке).

Курдские отряды на волне изгнания запрещённого в РФ ИГИЛ захватили всё сирийское левобережье Евфрата с нелояльным местным населением. Курдская логистика и экономика во многом зависят от Турции. Курдское упование на заокеанскую поддержку зыбко и наивно.

США готовы наказывать Турцию «длинным долларом» за покупку российского оружия или арест американского пастора. Но не бить горшки с крупнейшим союзником по НАТО ради ситуативных сателлитов в горной Сирии, когда исход затянувшегося конфликта в целом ясен.

Конгломерату идлибских радикалов и «умеренных повстанцев» предстоит сражаться за турецкие интересы в северной Сирии – причём сражаться не с войсками Асада, не с российскими советниками и не с иранскими специалистами.
Турция достаточно укрепилась в сирийском приграничье для организации прокси-войн, для достижения своих целей чужими руками, для маневрирования между важнейшими участниками затихающей войны в САР, для решительных шагов по ликвидации сепаратизма в самой Турции.

Выбор у идлибских боевиков невелик – или на штурм курдских твердынь, или в расход как оголтелый террорист.

В ближайшие несколько месяцев проявится точность расчётов Анкары, умение выполнять взятые на себя обязательства и наличие тех самых возможностей и ресурсов, которых нет у официального Дамаска.
Вопрос полного суверенитета САР в довоенных границах придётся отложить на несколько лет. Стране, её гражданам и властям есть чем заняться в пределах «полезной Сирии».