Польское «мастерство» в разоблачении терактов

Антоний Мацеревич

Приближается восьмая годовщина гибели польского правительственного авиалайнера под Смоленском. Это уникальная катастрофа по многим техническим и символическим показателям продолжает воздействовать на российско-польские межгосударственные отношения самым негативным образом. Официальная Варшава настаивает на версии «Самолёт взорвался!» только последние полгода. После надёжной концентрации исполнительной, судебной и законодательной власти в руках единственной партии «PiS», что отмечается впервые в постсоциалистической истории Польши.
Лидером «Права и справедливости» является Я. Качиньский, брат-близнец погибшего президента страны Л. Качиньского.

Кроме главы польского государства, на борту лайнера Ту-154М были сконцентрированы представители высшего руководства вооружённых сил, спецслужб, обеих палат парламента, юристы, министры, дипломаты, религиозные и общественные деятели. Больше прочего впечатляет состав военной делегации Польши, единовременно собранной в одном самолёте для зарубежного визита:

  • Начальник Генерального штаба, генерал армии;
  • Оперативный командующий вооружёнными силами, генерал-полковник;
  • Командующий польскими сухопутными войсками, дивизионный генерал;
  • Командующий польскими ВВС, генерал-полковник;
  • Командующий польским ВМФ, вице-адмирал;
  • Командующий силами специальных операций, дивизионный генерал;
  • Командующий столичным гарнизоном, бригадный генерал;
  • Заместитель министра обороны;
  • Руководитель Бюро национальной безопасности (спецслужбы, подчинённой лично президенту страны).

В современной истории нашего бурного мира есть лишь один эпизод массовой гибели руководителей силовых ведомств от рук враждебных сил.

18 июля 2012 года в здании Cлужбы национальной безопасности Сирии произошёл крупный взрывной теракт. Жертвами стали министр обороны и его заместитель, министр внутренних дел и руководители нескольких спецслужб САР. Были убиты три советника президента Асада – по военным и межнациональным вопросам, а также по вопросам безопасности. Все перечисленные лица имели генеральские звания и многолетний опыт государственной деятельности.
Результатом обезглавливающего удара стал серьёзный успех умеренных и неумеренных террористов в Сирии. Его последствиями – масштабная гражданская война, огромные жертвы и разрушения, миллионная эмиграция, появление радикального джихадизма, кратное обрушение экономики, рост цен, дефицит всего необходимого и прочие беды современной САР.

Кадровый ущерб польских силовых и государственных ведомств от катастрофы под Смоленском был куда большим, нежели урон ведомств сирийских. Как по количеству жертв (96 против 7), так и по весомости их постов. В один момент вся машина польской государственности лишилась управляющего экипажа. Погиб президент, глава национального банка, два вице-спикера Сейма, десять армейских и флотских командующих и т.д.

Однако никакой враждебной атаки на Польшу не произошло. Нет и не было ни малейших признаков посягательства на польский суверенитет и территориальную целостность, на членство страны в НАТО, на польскую обороноспособность, на антипольскую подрывную деятельность. Польша не имеет ничего общего с несчастной Сирией – ни в 2010, ни в 2012, ни в 2018 годах. Польша и беженцев-то сирийских не принимает, вопреки европейскому гуманизму и давлению евробюрократов.
Версия «Самолёт взорвался!» алогична для врагов Польши. Особенно с учётом рисков и сложностей её осуществления, а также странного вражеского бездействия после невероятно успешного теракта.

Комиссию по расследованию катастрофы президентского лайнера возглавляет бывший министр польской обороны А. Мацеревич. Собственно, альтернативно одарённый пан Антоний и создал эту комиссию для поиска обоснований заранее готового ответа.
Ответ сформулирован паном председателем ещё в январе 2011 года: «Москва направила польский лайнер на верную смерть».

Правда, семь лет назад польские ястребы возлагали вину на российских диспетчеров. Искали посторонних лиц в смоленском пункте управления полётами. Смаковали прискорбные (к сожалению, подлинные) эпизоды мародёрства на месте крушения. Умалчивали о скверной погоде в Смоленске 10 апреля 2010 года. О невозможности российских диспетчеров запретить посадку польскому борту №1. Забывали о присутствии посторонних лиц в кабине Ту-154. Игнорировали прямые указания командующего ВВС пилоту лайнера: «Поместишься смело, садись!».

Все мародёры найдены и сурово наказаны российскими властями. Опубликованы записи последних секунд полёта – записи запоздалого просветления сквозь смоленский туман и бортовое виски. Доскональное расследование в рамках Международного Авиационного Комитета установило вину экипажа в крушении президентского самолёта. С этим вердиктом согласилось польское правительство предыдущего созыва.
Новый официоз Варшавы несколько лет носился с идеями «преступных диспетчеров»«гибридно выросшей возле ВВП берёзы» и других слагаемых придуманного заговора. Созывал международную комиссию по расследованию (никто не пришёл, расследование закончено, обоснования и выводы предоставлены всем сторонам). Доказывал создание аварийной ситуации в смоленском аэропорту. И только осенью прошлого года внезапно переключился на версию взрыва президентского самолёта.

Более того – подкомиссия польского министерства обороны по повторному расследованию катастрофы полагает несколько взрывов Ту-154М. 
Не имея доступа к обломкам лайнера, который хранятся в РФ. Вынося суждения по фото и видео из открытых источников. Произвольно перемешивая точки размещения взрывных устройств, варьируя их тип и мощность. А что? Если таким образом можно установить российское вмешательство в американский избирательный процесс, то почему нельзя расследовать авиационную катастрофу?!

Согласно последним откровениям комиссии Мацеревича, 10 апреля 2010 года у польского президентского самолёта взорвалось левое крыло. И место сочленения хвоста с фюзеляжем. И средняя часть центроплана. Прямо во время посадки в смоленском аэропорту – чего никогда не происходило во время сотен террористических актов на воздушных судах. Впрочем, как и множественной закладки взрывных устройств.
Доказательства смоленской трагедии тоже украли русские хакеры, поэтому стадия улик неактуальна, необходимы серьёзные выводы.
Например, о полной невиновности российских диспетчеров в гибели Ту-154М. О малозначимости наличия посторонних лиц в российском пункте управления полётами. О провале всех предыдущих попыток Варшавы выжать политические бонусы из человеческой трагедии. А также о наличии в варшавском правительственном авиаотряде преступно-предательской ячейки подрывных диверсантов.

Польское «мастерство» разоблачения терактов попахивает охотой на ведьм в одном отдельно взятом европейском государстве и откровенно смердит нежеланием «PiS» расставаться с властью.