Польское газопроводное алиби

Фотоколлаж

Виртуальный газопровод Baltic Pipe в нынешнем году достигнет совершеннолетия – ему исполнится 18 лет. В самом начале XXI века заключено соглашение о поставках датского газа в Польшу посредством новой магистрали с таким именем. Между крупнейшей датской энергетической компанией DONG и польской государственной нефтегазовой компанией PGNiG – о транспортировке до 10 млрд. м3 в год. Дания никогда не добывала более 3 млрд. м3 ежегодно.

Стороны договорились о разделе акций, инвестиций и прибыли, о принципах технического воплощения трубопровода, предложили привлечь к строительству норвежскую Statoil. И свернули проект ввиду экономической необоснованности – т.е. ввиду отсутствия газовых и денежных источников.

В 2007 состоялась попытка реанимировать балтийский трубопровод. Важно отметить, что «Северных потоков» из России в ФРГ на тот момент не существовало, однако началась практическая реализация первого. Были поданы заявки регуляторам Финляндии, Швеции и Норвегии, размещены заказы на буровые установки для Штокманского месторождения.

Участники Baltic Pipe заменили привлечённые компании, причём с датской стороны теперь выступал оператор трубопроводных систем. Топливо предполагалось качать из Норвегии, средства на реализацию – из фондов ЕС. Цель проекта заключалась в создании трудностей «Северному потоку» и в диверсификации польского газового импорта.

В 2009 году стало известно о выдаче всех разрешений на строительство Nord Stream, о готовности трубных секций, специализированных судов и финансового обеспечения. По удивительному совпадению Польша в тот же год перестала нуждаться в поставках норвежского газа – снова забросив скандинавскую «трубу» на политические антресоли.

В 2010 был представлен проект Baltic Pipe +, от польских до норвежских берегов с пересадкой в Дании. Его собирались укладывать одновременно с «Северным потоком» и даже получили предварительное согласие ЕС на транш в 150 млн. €. Но данной суммы хватило только для красочных презентаций и десятка бравурных публикаций. Начало балтийских поставок летучего топлива из России в Германию (ноябрь 2011 года) ещё раз поставило жирный крест на Baltic Pipe – в обоих вариантах, с плюсом и без.

Последние восемь лет польские политики периодически вспоминали о трубопроводе в обход «Газпрома», но воплощать сразу две альтернативы никак не могли. С многолетним опозданием, но терминал СПГ в Свиноуйсьце был сдан в октябре 2015. Польша получила газовую независимость с оплатой в 1.5-2 раза выше российских расценок. Загрузить терминал даже для переговорного давления на «Газпром» не удалось – в Варшаве снова обратились к дежурному фетишу Baltic Pipe. В феврале 2018 его в очередной раз пообещали построить, скоро может быть когда-нибудь.

Тем временем добыча норвежского газа достигла впечатляющих результатов. 65 млрд. м3 в 2000 году сменились 85 млрд. м3 в 2005 году, 106 млрд. м3 в 2010 году и 120 млрд. м3 в году минувшем. Вопрос с источником топливного наполнения польско-датско-норвежской трубы вроде бы отпал – но возникла новая проблема.

За 18 лет раздумий о Baltic Pipe на его маршруте появилось сразу четыре нитки «Северных потоков». Согласно нормам европейского законодательства, каждое пересечение любых энергетических магистралей требует согласования между их владельцами. Из всех европейских стран Польша проявила максимум рвения при борьбе с Nord Stream – достаточно вспомнить запрет польского государственного регулятора на прокладку второго «Северного потока» весной 2016 или нападки всех польских президентов с 2005 года.

Теперь ситуация изменилась и польские планы трубопроводной альтернативы зависят от доброй воли российской стороны. Длина польско-датского участка Baltic Pipe составляет 230 км – в пять раз меньше 1.220 км обеих Nord Stream. Стоимость строительства – в 10-15 раз меньше, ввиду скромного диаметра и укладки в одну нитку. На возведение подводного «шлагбаума для Газпрома» имелось 10 лет, вся энергетическая история Европы могла пойти иным путём.

Но польско-датско-норвежский трубопровод потому и остаётся робким пунктиром на карте, что не имеет экономического обоснования. Норвежская добыча газа вышла на максимальный уровень и уже снижается. Более 20 лет скандинавы не обнаруживают новых крупных месторождений. Дания в 2018 году превратилась в нетто-импортёра «голубого топлива». Польская добыча природного газа за 20 лет упала вдвое, импорт из РФ стабильно равен 9-10 млрд. м3 в год.

Ни одного серьёзного инвестора Baltic Pipe так и не привлёк, ни одного заказа на его практическую реализацию не размещено, ни одной заявки в компетентные органы стран-участниц не подано.

Создаётся впечатление, что польские политиканы восприняли новую проблему своего мертворождённого проекта с большим облегчением. Появилась веская причина отказаться от нерентабельной «трубы», обвинив в своих бедах «неконструктивную и агрессивную Россию». На возможное согласование имелось 8 (восемь!) лет, но «опомнились» зодчие Baltic Pipe только сейчас. Создавая вместо своего трубопровода собственное алиби.

До 2022 года истечения контракта между «Газпромом» и PGNiG остаётся всё меньше времени. Польское желание получать за транзит российского топлива побольше, а платить за него поменьше вполне понятно. Но вся энергетическая стратегия Варшавы только подчёркивает склочное расточительство и желание вести диалог с позиции силы – находясь в стремительно ухудшающихся условиях.